Акт о злодеяниях фашистов в Кременчуге 1941-1943г.г.

Акт о злодеяниях фашистов в Кременчуге 1941-1943г.г. Впервые публикуется полный текст Акт о злодеяниях фашистов в Кременчуге 1941-1943г.г. 

Перепечатка с фотокопии

  А К Т

1943 г.     Ноября «29» дня.                                                                  г. Кременчуг

Мы, нижеподписавшиеся, Комиссия в составе Председателя Комиссии 1-гоСекретаря Горкома Партии Бурау Валентина Ивановича, членов: Председателя Горсовета; Депутата Верховного Совета СССР БУДНЕГО Александра Андреевича; Начальника Горотдела НКГБ Подполковника Госбезопасности РАЗУМОВА Виктора Алексеевича; Начальника Горотдела НКВД Капитана Госбезопасности ШИШЛОВА Федора Емельяновича; Зав. Здравотделом  ЩЕРБАКА Кузьмы Артемовича; Врача Горбольницы ЖВАНИЯ Тараса Константиновича; Благочинного Отца Стефания КРЕМЯНСКОГО; Редактора Городской газеты ЗАИЧЕНКО Павла Ефимовича; И. о. Военного Прокурора Кременчугского гарнизона Гвардии Капитана Юстиции КАРЕВА Сергея Алексеевича и Представителя Чрезвычайной Государственной Комиссии ЛУППОВА Петра Лурповича, составили настоящий акт о чинимых злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в период временной оккупации с 9-го сентября 1941 года по 29 сентября 1943 г. г. Кременчуга.

С первых дней оккупации г. Кременчуга немецко-фашистские захватчики и их сообщники сразу же путем своих методов немецкой жестокости приступили к массовому истреблению советских людей, находящихся на территории г. Кременчука. Они сотнями начали сажать в тюрьмы советских граждан, где беспредельно над ними издевались, а затем без суда и следствия расстреливали их. Особенно тяжелая участь постигла еврейское население города и советских военнопленных, содержавшихся в лагерях.

ПЫТКИ И МАССОВЫЕ РАССТРЕЛЫ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ.

            В начале второй половины сентября 1941 г. в военные казармы г. Кременчуга, где до оккупации размещался 12-й батальон и 7-ая батарея Советских войск стали прибывать советские военнопленные. Немецкое командование организовало в этих местах – лагеря для военнопленных. Данная территория была обнесена в несколько рядов колючей проволокой, на углах и в Больших прогонах были установлены вышки для охраны лагерей. Лагеря помещали в себе одновременно до 20000 военнопленных.

Казармы, которые были на территории лагерей не могли полностью вместить весь состав военнопленных, потому большинство из них размещались под открытым небом несмотря на суровые осенние холода, а затем зимние морозы. Внутренняя территория лагерей была разбита на 10 блоков, каждый из этих блоков был обнесен колючей проволокой, куда немцы размещали по несколько человек военнопленных тех., которые не вмещались в казармы.

Лагерь, размещенный на территории 12-го батальона назывался лагерем А, лагерь на территории 7-й батареи назывался лагерем Б. Кроме этого был еще один лагерь на Зеркальной фабрике, где немцы размещали военнопленных, которые подвергались тяжелым физическим работам по постройке деревянного моста через р. Днепр.

Показаниями бывших военнопленных т. Жвания Тараса Константиновича, Цимбалиста Ивана Васильевича, Харидзе Василия Григорьевича, Лысенко Н.О., Живолупа Якова Григорьевича и др.. установлено, что во всех вышепоименованных лагерях гитлеровцы занимались сознательно истреблением военнопленных.

Питание военнопленных не обеспечивало даже голодного существования, а вновь прибывающих в лагерь военнопленных совершенно не кормили по несколько дней, тем самым сознательно доводили до полного истощения. –

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.1

-2-

 т. Цимбалист в своем показании рассказал:»Кормили нас молотой гречневой мукой вместе с кожурой, эту муку клали в котел и наливали водой, иногда кипятили, а иногда давали некипяченой. Такой бурды, которую пленные называли баландой давали пол литра в сутки. После этой баланды дней пять кожура скоплялась в желудке и образовывалась пробка, человек не мог оправляться, к тому же не помогала ни слабительной, ни клизма. Так промучившись несколько дней люди умирали. Давали пищу и прокислую, что вызывало сильный понос, вплоть до кровяного, отчего также многие погибали. Так нас кормили в лагерях с октября по ноябрь, а после этого стали давать пол литра баланды из горелой ржи. Эта масса представляла из себя вид мазута. Впоследствии стали давать хлеб около 150-200 гр.

В результате недоедания, на почве истощения в лагерях свирепствовали тиф, дизентерия и др. инфекционные заболевания. Смертность от истощения и эпидемических болезней доходила ежедневно в течение октября и декабря 1941 г. и зимы 1942 г. до 300-т человек. Кроме этого в лагерях ежедневно гибли десятки людей от пыток, истязаний, избиений и др. форм издевательства.

Пытки и истязания в лагерях принимали трудно вообразимый характер. Им не было конца. Вот что рассказывают об этом бывшие военнопленные ЖИВОЛУП Яков Григорьевич и ЖВАНИЯ Тарас Константинович.

«Примерно в декабре 1941 г. гл. врач лагеря Военнопленных немец Орлянд при большом морозе выстроил на воле 30-ти человек военнопленных, в том числе было 21 человек квалифицированных врачей, большинство из них еврейской национальности:

1/ Доцент Киевского Медицинского института ТУРАВЕЦ,

2/ Доцент из г. Таганрога КРЕЙНИС Владимир Яковлев.

3/ Детский врач из г. Баку ФОРШТЕЙН Михаил

4/ Врач хирург ОКСЕНГЕНГЕР из г. Николаева

5/ Детский врач из г. Киева МИССЕЛЬБИПХЕР.

6/ Врач терапевт из г. Одессы МАЛДОВСКИЙ

7/ Врач терапевт из г. Киева ТУЧИНСКИЙ

8/ Врач терапевт ЯКУБОВСКИЙ

9/ Врач терапевт ДМИТРИЕВ из г. Воронежа.

10/ Врач хирург ГОЛЬБЕР

11/ Врач терапевт из Одессы КОТМАН

12/ Фельшер из Тбилиси ЦИЦИШВИЛЛЕ Коча и др.

фамилий которых не помню, всех их раздели до нижнего белья, а затем заставили копать яму. После того, как яма была вырыта, Орлянд приказал напустить в нее из уборной нечистот, когда это было сделано, то Орлянд в эту яму загнал своих жертв и обязал их в нечистотах выкупаться, а после приказал полицейским использовать всех на очистке уборной, что было и сделано. Вскоре Орлянд приказал вновь выстроить этих военнопленных во дворе. Когда это было сделано, то он дал команду расстрелять.

Дальше т. ЖВАНИЯ рассказал, что в феврале 1942 г. этот же лагерный врач Орлянд вызвал к себе в кабинет врача из числа военнопленных по фамилии БУЛОЧНИК, где избил его, при этом вывернул конечности на руках и выколол глаз пером, переломил бедровую кость, а потом солдатам приказал расстрелять. После этого Булочника вытащили из кабинета Орлянда искалеченного и на глазах у всех военнопленных расстреляли, в том числе расстреляли еще 14 врачей военнопленных. При расстреле присутствовал немецкий врач Шульке.

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.2

-3-

   Цимбалист Иван Васильевич, как бывший военнопленный в своем показании сообщил:

«Примерно в марте м-це 1942 г. к нам в лагерь «Б» из с. Еремеевка Градижского района привезли человек 70-80 раненых военнопленных, в том числе были командиры, подполковники, капитаны и лейтенанты и 2 доцента – ПОРТНОВ из Ростовского Мед института и ГЕККЕР – доцента профессора ФИЛАТОВА. Оба товарища, как врачи, являлись высокой квалификации, но и это их не спасло. Через несколько дней все они были расстреляны и свалены в общую яму за складским помещением лагеря. Всего командного состава было 13 человек, я лично видел из окна госпиталя, как их раздевали во дворе и гнали к месту расстрела. На расстреле присутствовали немецкие врачи Шульке, Брюк и Орлянд. Обреченных на смерть подвели к яме, двое держали за руки, а третий стрелял в затылок из револьвера».

Свидетель ХАРИДЗЕ Василий Григорьевич, житель г. Кременчуга рассказал:

«19 августа 1941 г. я попал в плен и впоследствии был направлен в лагерь военнопленных в г. Кременчуг, размещенный на зеркальной фабрике, где нас было до 1500 человек. Комендантом лагеря в то время был немец Ценс. Всех нас немцы использовали на ужасно тяжелых работах – это на строительстве деревянного моста через р. Днепр, где работало до 3000 человек. Условия работы были каторжные. Работать приходилось от темна до темна. Одеты мы мыли и обуты в лохмотья, так как немцы хорошее обмундирование с нас снимали, а взамен этого выдавали лохмотья, а на ноги деревянные колодки. Питание давали плохое и очень в ограниченном количестве, 300 гр. хлеба и баланда из мерзлого немытого бурака и воды. Жилищные условия также были тяжелые. Жили в бараках, в которых стекла были выбиты, двери не притворялись из за неисправности и притом было сильное переполнение. За время моего нахождения в лагерях, т. е. около 2-х месяцев от холода, голода, избиений и непосильной работы умерло около 700 человек военнопленных. Немцы над нами издевались бесподобно. Был такой случай: во время работы на постройке моста один военнопленный решил обогреться около печки, за что немцы хотели бросить в огонь живьем, но когда он стал просить сохранить ему жизнь, тогда они его впрягли в тачанку и заставили везти непосильный груз, а сами шли сзади и избивали его железными лопатами и избили до такого состояния, что он покрылся сплошными синяками и был изрезан в нескольких местах, к тому же потерял сознание».

Уборщица лагерей БОРОДИНА Мария Иосифовна в своем показании рассказала, что военнопленных содержали в грязи, холоде и голоде и размещали их до отказа в переполненные казармы. В казарме были устроены трехярусные нары с узким проходом среди них, с целью того, чтобы больше можно было разместить. В 1943 г. от перегрузки в одной из казарм произошел обвал междуэтажного перекрытия, в результате этого свыше 300 человек военнопленных было убито, и примерно такое же количество было тяжело ранено. Я была очевидцем, как немцы каждое утро вывозили по несколько подвод с территории лагерей мертвых военнопленных, умерших от голода и др. болезней.

Как уже отмечалось, что военнопленные содержались в неотапливаемых помещениях, а часть, которая не помещалась в помещении содержалась на воле, в так называемых блоках из проволочных заграждений, в которых в зимнее время большое количество военнопленных совершенно замерзало, а некоторые отмораживали конечности рук и ног. Так по официальным данным

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.3

-4-

 городской больницы ампутировано 171 человеку, из числа военнопленных обморозившихся в лагерях зимой 1942-43 года ноги и руки.

Немецко-фашистские изверги, кроме того, что содержали военнопленных в холоде, сознательно морили голодом, подвергали каторжным работам, а также пыткам и др. издевательствам проводили периодические массовые расстрелы с целью истребления советских людей. Вот что об этом рассказывают свидетели:

РУППЕЛЬ Александра Христиновна рас сказала, что «будучи переводчицей в лагерях, начиная с декабря 1941 г. и кончая мартом 1943 г. я была очевидцем таких фактов, когда в лагерях ежедневно умирало военнопленных от 70-ти до 170-ти человек от голода и эпидемических заболеваний. Кроме того немцы в лагерях проводили расстрелы военнопленных в отдельные дни до 300  человек».

КУЛИШЕНКО Мария в свом показании заявила, что «зимой 1941 года и 1942 г. я лично видела как расстреливали немцы 50 человек военнопленных, которых первоначально раздели до нижнего белья, а потом поставили лицом к яме и в затылок стали расстреливать».

Немецкие душегубы расстреливали военнопленных не только в определенных местах, а расстрелы и избиения производились всюду на глазах у жителей города, на работах и особенно при перегонах с одного лагеря в другой. Достаточно было истощенному или больному военнопленному отстать на несколько шагов от общей колонны при перегонах, он за это избивался, а затем расстреливался, или же если военнопленный, прогоняемый немцами по городу попытается от жителей города принять кусок хлеба или еще что нибудь из продуктов, то он также избивался и расстреливался. Очевидец этих зверств КИСЕЛЕВА Дарья Михайловна показала: « в октябре 1941 года днем по ул. Ленина гнали большую группу военнопленных, один из них по национальности узбек или же татарин потерял силу и идти не мог. В силу этого он стал отставать от колонны. Тогда немецкий офицер, сопровождающий колонну верхом на лошади подъехал з этому пленному, взяв его за шарф и погоняя лошадь потащил волоком. Жители города, увидев эту страшную картину, стали просить офицера, чтобы он бросил его, но офицер не обращал никакого внимания на просьбы людей, а продолжал тащить его за лошадью, а потом, протащив метров 300 остановился и 2-м немецким солдатам приказал отнести этого пленного на огороды и там  расстрелять. Вскоре был еще такой случай: также на улице Ленина прогоняли группу пленных, как всегда голодных, тогда одна из женщин бросила несколько огурцов и один из военнопленных хотел поднять огурец, но только он наклонился последовал выстрел и он был убит немцем».

На основании свидетельских показаний очевидцев жителей г. Кременчуга и бывших военнопленных, которые были немцами заключены в Кременчугские лагеря военнопленных, а также на основании произведенных раскопок ям»-могил на территориях захоронения немцами трупов советских военнопленных, Комиссией установлено, что немецко-фашистские мерзавцы за период своего нахождения в г. Кременчуге с 9-го сентября 1941 г. по 29 сентября 1943 г. замучили путем пыток, истязаний и избиений, а также преднамеренных массовых расстрелов свыше 50000 военнопленных красноармейцев и командиров.

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.4

-5-

            Трупы умерших от голода, холода, пыток и др. издевательств, а также расстрелянных военнопленных немцы зарывали в следующих местах:

1/ Вблизи территории лагеря военнопленных № 346-А в пределах кладбища, где обнаружено 11 больших ям-могил, в которых захоронено до 30 000 трупов;

2/ На территории лагеря военнопленных № 346-Б, где обнаружено 5 ям-могил, в которых закопано до 20000 (от руки исправлено 18000)  трупов;

3/ На территории Песчаной горы в северо-восточной окраине г. Кременчуга, где обнаружено 36 ям-могил, с общим количеством трупов до 20000, большая часть из них гражданского населения, а военнопленных до 5000.

МАССОВОЕ ИСТРЕБЛЕНИЕ МИРНЫХ ГРАЖДАН

            Оккупировав г. Кременчуг, немецкие военные власти в лице гибицкомиссара города Ротт и его помощника капитана Штрук, ст. лейтенанта Кениг, ст. лейтенанта Веира, капитана Фрораих с первых дней прихода в город начали водворять фашистские порядки, с присущими им методами жестокости, рассчитанной главным образом на массовое истребление мирного населения.

Первоначально была объявлена регистрация всего населения, одновременно с проведением регистрации начались массовые аресты советских людей. Арестовывали под разными предлогами десятками, а иногда сотнями лиц проживающих в городе. Так за одного убитого немецкого душегуба по неизвестным причинам арестовывали до 200-300 человек в качестве заложников, совершенно ни в чем неповинных советских граждан.

Все арестованные содержались в тюрьме, где были созданы исключительно тяжелые условия, камеры переполнены, грязь, сырость и духота. Питание давали как правило один раз в день 150-200 гр. хлеба и суп из овощных отбросов, что не отвечало требованиям даже голодного существования, а в прямом смысле приводило к голодной смерти арестованных. Кроме этого арестованных систематически подвергали допросам путем пыток и всевозможных избиений.

СИДЕЛЬНИКОВ Евгений Трофимович, который находился в тюрьме 2 месяца в качестве арестованного немцами, рассказал: «арестованным в тюрьме хлеба давали по 200 гр. в сутки, обед состоял из полувареных  соленых огурцов. Находясь в тюрьме я был приговорен к телесному наказанию, т.е. к 10 ударам плеткой. Для исполнения такого приговора при тюрьме существовала специально оборудованная комната, где стояла железная кровать, на которую положили меня. После этого полицейский взял четырехугольную резиновую плетку и в присутствии начальника тюрьмы нанес мне 10 ударов этой плеткой. Я был очевидцем, как на грузовой автомашине с деревянным кузовом плотно сбитым из досок, окрашенной в черный цвет, рано утром вывозили на расстрел арестованных из тюрьмы, а как и где их расстреливали я видеть не мог. Тюрьма находилась на берегу р. Днепра, около Собора в г. Кременчуге. Здание тюрьмы было двухэтажное с подвалом с 13-ю камерами, где за период моего нахождения содержалось до 220 человек. Арестованные не были похожи на людей, лица у них были в синяках и опухшие от голода и побоев. У некоторых были разбиты губы и выбиты зубы, большая часть от истощения не могла ходить. За малейшие нарушения установленного немцами нечеловеческого режима в тюрьме арестованные подвергались наказаниям, т.е. последних сажали в отдельные камеры или карцер – это была такая комната,

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.5

-6-

 где не было совершенно окон, следовательно человек был лишен света, кроме того посаженных в карцер совершенно не кормили ничем, даже не давали и воды.»

ПАНЦ Евгений Ефимович в своем показании рассказал: »по приказанию начальника СД Эелика (возможно, Зелика) в тюрьме арестованных били шомполами, раздетых и в одежде. Мужчины, содержащиеся в тюрьме были непохожи на людей, лица от побоев были в синяках, носы разбиты, выбиты зубы, отчего даже не могли разговаривать. На расстрел из тюрьмы как правило вывозили утром по субботам на автомашинах. Пьяные немецкие солдаты снимали с обреченных жертв одежду, часто при этом присутствовал начальник СД Зелик, который сам лично раздетых избивал резиновыми палками по плечам с такой силой, что некоторые падали на землю».

Допрошенная в качестве свидетеля ШЕРСТЮК Прасковья Максимовна показала: «19 января 1943 г. моего сына Петра 1918 г. рождения арестовали немецкие солдаты из Гестапо и посадили в тюрьму. 3 марта 1943 г. я понесла ему передачу, но придя в тюрьму мне там ответили, что такого нет. Тогда я узнала, что мой сын был расстрелян на Песчаной горе. На второй день я пошла туда на место расстрела, где увидела следы крови и свежую большую яму, с зарытыми трупами. 13 ноября 1943 г. после освобождения Кременчуга от немцев были произведены раскопки на Песчаной горе ям-могил с трупами расстрелянных немцами, где в одной из этих ям мне удалось опознать труп своего сына, за что он был расстрелян мне так и неизвестно.» —

Свидетель ФЕДОРОВА Матрена Андреевна в своем показании рассказала: « С 24 августа по 21 сентября 1943 г. я находилась в немецкой тюрьме в г. Кременчуге. За это время я лично сама видела, как из тюрьмы на автомашине увозили людей на расстрелы. 20/IX-43 г. 52 мужчин и 3-х женщин со связанными рыками погрузили на 2 автомашины и увезли на расстрел. Находясь в тюрьме в камере на 2-м этаже, под которым внизу находилась следственная камера, где учинялся допрос арестованных, каждый день мне приходилось слышать нечеловеческие крики арестованных в момент пыток при допросах. А также была свидетельницей такого факта, когда начальник тюрьмы избил арестованного старика, примерно лет 65 за то, что он вступил в разговор со вновь прибывшим арестованным в тюрьму»:

Арестованных советских граждан содержали не только в городской тюрьме, но и в лагерях военнопленных. Так, по показаниям свидетеля Жвания Тараса Константиновича, бывшего военнопленного, который рассказал: «В 1942 г. в лагерь привезли большую группу гражданских лиц, мужчин и женщин. Одна женщина была с ребенком на руках. Немцы их построили в пределах расстрела военнопленных около кладбища и всех расстреляли. Ребенка один немец взял на руки и подбросил вверх, а затем в него выстрелил».

Особенную жестокость немцы проявляли в момент истребления еврейского населения, проживающего в г. Кременчуге. С первых дней оккупации для всего еврейского населения был установлен особый режим, который направлен был на полную изоляцию их

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.6

-7-

от остальных жителей города. Всем лицам еврейской национальности немецкими военными властями было приказано носить на рукаве белые повязки. Кроме того жителям города разрешалось ходить вечером до 7-ми часов, а еврейскому населению только до 5 часов вечера. Там, где находятся украинцы, не разрешалось быть евреям.

БРАДЕНБУРГ Елена Александровна рассказала: « 27/IX-41 г. по городу был объявлен приказ, гласящий о том, что все евреи должны покинуть свои квартиры и явиться в специально отведенные бараки для постоянного жительства в п. Новая-Ивановка. По прибытию туда у них отобрали все вещи и документы, их прежние квартиры полицейские подвергли разграблению. Бараки, где разместили евреев, были с выбитыми окнами, не отапливались, готовить горячую пищу не разрешалось.»

Свидетель СТРАХ Валентина Алексеевна при допросе рассказала: «После того, как все еврейское население города было собрано в худые бараки поселка Н.-Ивановка, ко мне оттуда пришел знакомый еврей по фамилии Каневский, звать не знаю, бывший рабочий Махорочной фабрики. (Он убежал оттуда из под охраны полиции, так как немцы охраняли их с целью того, чтобы они не разбежались. Последний рассказал мне о всех ужасах, в которых немцы содержали в этих бараках. Он сообщил, что кроме того, что им приходится жить в холоде, грязи, немцы их ежедневно под конвоем гоняют на тяжелые физические работы, питания не дают и часто бьют. После этого он стал просить у меня, чтобы я ему дала хотя бы несколько штук картофеля. Я ему дала картофеля и хлеба, а когда он стал уходить от меня, то во дворе попал на немца, который заявил – ты что тут околачиваешься жидовская морда — , все, что я ему дала отобрал и к тому же по лицу ударил несколько раз кулаками. Затем сказал, — иди на свое место, куда тебя направили, а то расстреляю-.»

Но и такая адская жизнь для еврейского населения продолжалась недолго. Немецкие душегубы всех собранных евреев в бараки в п.Новая-Ивановка в последних числах октября 1941 г. и в начале ноября расстреляли в пределах Песчаной горы в северо-восточной части г.Кременчуга в общем количестве до 8000 человек. Расстреливали всех, женщин, детей и стариков. Детей отнимали из рук матерей и на их глазах живьем бросали в могилу, а некоторым смазывали губы отравляющим веществом. Не пощадили немцы и людей науки Так в период этих расстрелов были расстреляны профессор педагог КАНТЕЛЬ, врач гениколог ДРАЗНИН, врач глазник МЕКСИН, глубокий старик, более 80-ти лет.:

Свидетель РЕЗНИК Михаил Васильевич, очевидец массовых расстрелов еврейского населения, рассказал: « в конце октября 1941 г. я шел из с. Песчаное в г. Кременчуг. Недалеко от Песчаной горы остановился закурить. В это время услышал выстрелы и крики. Когда я повернулся в эту сторону, я увидел примерно на расстоянии 300 метров от дороги стояли в цепочку немецкие  солдаты, в кругу которых стояла большая группа людей, около 1000 человек. Время было примерно часов 10 утра. Из этой группы немцы выводили по 20-25 человек, ставили их в ряд и расстреливали. Боясь, чтобы меня не заподозрили в выслеживании, я задерживаться не стал, пошел в город, по дороге мне попалась партия людей, которых гнали немцы, все они были еврейское национальности, гнали их к тому месту, где были расстрелы. Тогда я понял, что это были расстрелы евреев.»

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.7

-8-

            За период оккупации г. Кременчуга немецко-фашистскими захватчиками, истреблено советских граждан путем пыток, преднамеренного уморения голодом и массовых расстрелов. До 60000 (цифра исправлена от руки, первоначальная не читается)  человек. Замученные и расстрелянные советские граждане немцами зарывались в следующих местах: на территории Песчаной Горы в северо-восточной окраине Кременчуга – 36 ям-могил; на территории лагеря военнопленных № 346-А – вблизи кладбища 11 ям-могил; на территории лагеря военнопленных № 346-Б 5 ям-могил, а всего при помощи бывш. военнопленных и местного населения Комиссия обнаружила 52 крупных ям-могил, представляющих из себя траншеи, размерами от 40-60 метров длины, 15-20 метров ширины, 5-6 метров глубины. Общая  кубатура обнаруженных ям-могил составляет 15000 (или 150000, были исправления от руки) куб. метр. Количество трупов в этих местах распределяется следующим порядком:

1/ На территории Песчаной горы до 20000 чел.

2/ На территории лагеря военнопленных А до 30000 чел.

3/ На территории лагеря военнопленных Б до 18000   »

Комиссией из 52 ям-могил 16 были вскрыты, из которых извлечено 736 трупов. На территории Песчаной горы в подавляющем большинстве были обнаружены трупы гражданского населения, что означает в пределах Песчаной Горы расстреливали еврейское население города и заключенное в тюрьму остальное население г. Кременчуга.

При извлечении трупов из ям-могил были обнаружены несколько трупов детского возраста.

Судебно-экспертная комиссия установила, что у большинства трупов имеются огнестрельные ранения в затылочную,  височную и грудную область, у детей и подростков – в большинстве случаев ранений травматического характера не обнаружено. В одной из могил гражданского населения (еврейского) был обнаружен труп женщины с грудным ребенком, прижавшимся к ее груди. На трупе этой женщины имеется огнестрельное ранение в область затылка, а на трупе ребенка никаких следов травматического характера не было. В одной     из могил обнаружены трупы с связанными руками и перевязанными глазами. В ямах-могилах гражданского населения были обнаружены предметы домашнего обихода, как то тарелки, чайники, документы, деньги и т.д.

В ямах-могилах в лагерях военнопленных большинство трупов было обнаружено без следов повреждения травматического характера.

Из 736 трупов извлеченных из ям-могил мужчин 625, женщин 54, подростков 26, детей 11. Ряд трупов были опознаны, например ГРИГОРОВСКАЯ Анна Александровна, жительница гор. Кременчуга опознала своего сына Григория, 33 лет;  ШЕРСТЮКВ Прасковья Максимовна опознала своего сына Петра; ИГНАТЬЕВА Анастасия Филимоновна узнала из числа расстрелянных евреев ДУБНИЦКУЮ – 65 лет, торговца белой глиной Лейбу 65 лет и еще одну женщину по имени Веру 50 лет. ПРИХОЖАЯ Анна Ивановна узнала своего мужа Прихожего Кузьму Кирилловича: ВАНЖУЛА Пелагея Тарасовна опознала труп своего сына МИЛЬКО Александра; БЕЛОКОНЬ опознала труп своего мужа БЕЛОКОНЬ – рабочего Электростанции. Всего опознано 15 трупов.

Из 60000 (исправления от руки, первоначальная цифра не читается) погибших советских граждан в г. Кременчуге до 50000 является военнопленных, до 8000 еврейского населения и до 5000 проч. гражданского населения:

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.8

-9-

Установление крепостнического режима и увода советских граждан

немецкой расой

            Заняв г. Кременчуг немецко-фашистские оккупанты приступили к массовому угону советских людей в рабство, в Германию. Все приказы и распоряжения по уводу в рабство советских граждан исходили от  военных немецких властей города в лице гибиц-комиссара Рота. Непосредственный угон в рабство осуществлялся специально созданной биржей труда, начальником которой был первое время немец Фромельд, а затем его сменил Шауб. Не малая роль принадлежала и паспортному отделу при СС и Управлению местной полиции в лице шефа паспортного отдела Руденвальд, который следил за полнотой охвата угнанных в рабство.

При паспортном отделе был адресный стол, где значились адреса всех жителей города, а тех, кто угонялся в Германию, обязаны были выписать из адресного стола, если таковой при отъезде этого сделать не успевал, то в течение 24 часов обязан был его сделать домуправ. Все это делалось с целью того, чтобы точно знать, что предназначенные граждане к уводу в Германию выбыли. По истечении 24 часов отъезда того или иного гражданина в Германию, полицейские шли на квартиру с целью проверки отъезда в Германию. Если последний оказывался дома, то он немедленно арестовывался и сажался в тюрьму, затем под конвоем отправлялся как арестованный в Германию.

Немецкие военные власти всякими путями старались скрыть чинные ими насилия по угону советских людей в рабство. С этой целью они от всех отправляемых принудительно в Германию требовали подписывать так называемые трудовые обязательства, гласящие о том, что он едет добровольно, а за отказ подписать такое обязательство комендатура арестовывала таких лиц и держала под арестом по несколько дней, принуждая подписывать данное обязательство.

Вот что по этому вопросу рассказала БРАДЕБУР Елена Александровна: «Работая в качестве секретаря при паспортном отделе СС и управлении местной полиции мне приходилось быть свидетелем ряда таких случаев, когда после прохождения комиссии по отбору на предмет отправки в Германию тут же лицам, признанным годными к отправке в Германию, предлагалось подписывать обязательство, в котором говорилось, что я еду добровольно в Германию, а тот, кто не давал такой подписки, тот арестовывался. Так была  арестована ЗАИЧЕНКО Неонила за отказ дать подписку о добровольном желании ехать в немецкое рабство. Ее держали 4 суток под арестом.» —

Жители города не хотели быть рабами немецких извергов, поэтому пытались любой ценой скрыться от угона в Германию; путем неявки на биржу труда, выписки из домовой   книги, под предлогом, что они уезжают в Германию, а сами после этого уходили «о всевозможные укрытия, живя в подвалах, чердаках и др. местах и наконец ужас германского рабства толкал ряд советских граждан на причинение себе сознательно тяжелых увечий, — с тем, чтобы избавиться от немецкой каторги. Больше того многие советские девушки с тем, чтобы не быть угнанными в рабство отдавались незнакомым мужчинам с целью забеременеть и тем самым остаться на родине. Так по показаниям свидетеля Брадебур девушка МЕЛЮК Татьяна отдалась одному незнакомому мужчине, дабы забеременеть и тем самым избавиться от немецкой каторги. Молодые ребята – работники Штампзавода КУЛИШ Борис и СЕРДЮК Лаврентий преднамеренно облились кислотой, тем самым вызвали на теле сильные раны, долго незаживающие. ГАЛИНА Мария, чернорабо

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.9

-10-

 чая маслозавода неоднократно сжигала себе руку раскаленной докрасна кочергой и не давала ей заживать присыпая солью для того, чтобы разъедало рану.

Однако как бы не старалось население скрыться от угона в рабство, все же немецкие шакалы из месяца в месяц отправляли большими группами жителей города Кременчуга в Германию, преимущественно молодежь. Делалось так, если объявленные возраста для угона в рабство не являлись сами на биржу труда, то полиция  проводила всевозможные облавы домов, вокзала, рынка и др. общественных мест. Лиц забранных в период облавы сажали в тюрьму, в специально организованное здание городского цирка, а после этого отправляли на жел. – дор. станцию, грузили в эшелоны и под конвоем отправляли в Германию. Облавы проводились из месяца в месяц днем и ночью.

О порядке проведения облав свидетель КОРЖ Людмила Константиновна, житель г. Кременчуг рассказала: «20 мая 1942 г. гестапо и полиция ночью по городу провели облавы, с целью вылавливания жителей города и угона их в Германию. В результате данной облавы было забрано 450 человек молодых девушек и ребят, от 15 до 25 летнего возраста, в т.ч. была забрана и я. Всех нас на второй день отправили из тюрьмы под конвоем на ст. Кременчуг, погрузили в вагоны и отправили в Германию. Эшалон сопровождала охрана немецких солдат. Было 4 солдата на вагон. Нас было в каждом вагоне по 40 человек. Ехали мы 17 суток, в пути следования есть ничего не давали, а питались у кого что было. На остановках из вагона никуда не пускали, кроме как за водой и то под конвоем немецкого солдата. На 17-е сутки привезли нас в г.Гамбург, где часть оставили при лагерях в городе, а часть отослали в сельскую местность для работы у помещиков. Я лично попала в лагерь, где увидела тысячи украинской молодежи, пригнанных ранее чем я».

В период облавы, проведенной в июле 1943 г. в числе 30 девушек была захвачена и угнана в Германию ИГНАТЬЕВА Анна Игнатьевна, которая рассказала, что «вас после облавы 4 суток держали на воле под охраной полиции, а затем железной дорогой направили в Германию. В пути следования нас охраняли 4 немецких солдата, кормить ничем не кормили. Эшалон, с которым мы ехали был большой, примерно размещалось до 2500 человек. Доехав до г. Перемышля я и еще 3 девушки из Киевской обл. решили бежать. С этой целью ночью у окна товарного вагона, в котором мы размещались, сорвали колючую проволоку и через это окно из вагона вылезли и бежали, тем самым удалось спастись от рабства и вернуться на родную Украину». –

При облавах были такие случаи, когда в доме не оказывалось молодых девушек и парней, то полиция взамен их забирала стариков мать или отца, как заложников, также делалось и в случаях, если забранные бежали в пути следования или из тюрьмы. Так было с РЕБРИНОЙ Антониной Павловной 1924 г. рождения. Ее полицейский взял с работы для угона в рабство, тогда она попросила его зайти к ней домой вместе с ним, с тем, чтобы кое что взять и проститься с родителями. Придя в дом, она полицейского оставила в комнате, а сама вышла во двор и сбежала. Тогда полицейский, подождав часа 2 после этого забрал ее отца Ребрина Карпа 1886 г. рождения и держал его под арестом 2 суток. Таких случаев было очень много.

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.10

-11-

            Из писем, присылаемых своим родственникам и знакомым лицами угнанными в рабство и рассказов вернувшихся по болезни и побегов видно, что немецкие изверги всех угнанных советских граждан в Германию содержат в положении рабов, размещают как правило в лагерях с проволочным заграждением, в барачных холодных и сырых помещениях. Лагеря охраняет полиция, подвергает невыносимо тяжелым черным работам, заставляя работать по 12-14 часов в сутки. Обувью и одеждой никакой не обеспечивают. Больным медпомощи не оказывается. Кормят всевозможными отбросами и этого досыта не дают.

Вот что рассказала в своем показании Корж Людмила Константиновна о режиме лагерей, в которых содержат в Германии советских граждан. «Я была немцами насильно угнана в Германию и вернулась по состоянию здоровья, после тяжелого избиения. Лагерь, где мы размещались был большой и огорожен колючей проволкой. Кругом стояла охрана немецкой полиции. Кормили нас один раз в день, давали 100 гр. хлеба черного и 1 литр похлебки, приготовленной из черной муки. Работали по 14 час. в сутки на разных черновых работах. Помещения в лагерях убирали мы сами. В случае болезни была медсестра из нашей среды, у которой медикаментов никаких не было, а поэтому и помощи она оказать больному не могла. Все мы обязаны были на рукаве носить знак ОСТ, что значит «Восток». Охрана, которая нас охраняла, относилась к нам зверски. Очень многих избивала до потери сознания, так я была лично избита за то, что якобы плохо убрала кухню. Избили меня резиновой нагайкой.  Били по голове, спине, после этого бросили в холодное помещение. Я застыла и у меня пошли по голове и телу нарывы. К тому же 2 недели лежала в постели. В результате всего этого стала инвалидкой и по заключению врачебной комиссии направлена домой».

РОМАНЕНКО Борис пишет своим родителям из Германии «к нам в лагерь приехали из Кременчуга еще 2 ребят из жел.- дор. депо и они все рассказали, что там делается, но у нас тоже не лучше. Очень трудно, особенно с питанием. Например, варят редиску вместе с листом, брюкву, в общем всю зелень, которую не то кушать, а со стороны страшно смотреть. К этому дают 300 гр. хлеба, 150 утром, 150 вечером. Утром хлеб с маргарином или 12 гр. колбасы. Работаем 11 часов. В общем жить очень трудно, не то, что было мне дома.»

ПАСЬКО Клавдия пишет своим родителям: «Вы меня спрашиваете о питании. Лучше не спрашивайте. Кушаем брюкву да капусту, суп, а в воскресение дают раз в день сухой картошки. Так ждем второго дня. Так мы здесь живем».

Все это описывается в письмах открытках, которые прошли немецкую цензуру.

Угнанные лица в Германию обречены на определенную гибель и увечия, о чем красноречиво говорят следующие факты. В декабре 1942 г. из г.Брауновейга прибыло в Кременчуг 3 человека, 2 девушки по фамилии БОРЩЕНКО Людмила 23 лет, КОСТЕНКО Мария и один парень ГРИЦЕНКО Иван. Они едут в Харьков на родину из германского рабства. Отпущены домой как инвалиды, получившие там увечия. На них было страшно смотреть, особенно на Борщенко Людмилу, которая была полностью лишена рассудка и речи. Косенко была обожжена, а у Гриценко переломлена нога. Они рассказали, что «все мы работали на военном заводе. Однажды этот завод подвергся бомбежке. Тогда немцы сами ушли в укрытие, а всех советских людей, работающих на заводе, оставили в цехах, заперев наглухо все выхода из цехов, при этом строго обязав нас работать.

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.11

-12-

В результате попадания бомбы, завод был охвачен огнем, тогда получилась паника. Все оставшиеся рабочие стали разбегаться дабы спасти себе жизнь, кто как мог, кто прыгал в окна со 2-го и 3-го этажей, кто стал ломать двери. Картина была исключительно жуткая. Кроме пожара были сильные взрывы, в результате чего сотни людей были убиты и изувечены, в том числе и мы.

При допросе АНИКА Анна Андреевна  рассказала, что «в 1943 г. из германии вернулся мой знакомый 20-ти летний юноша БЕЛЯЕВ Александр. Он первое время ничего не мог говорить, а потом несколько поправился, пришел в себя и стал разговаривать. Тогда сообщил, что от недостатка питания угнанные в Германию все, как и он, пухнут и умирают от голода и непосильной работы. В таком состоянии прибыл из рабства в декабре 1942 года юноша 18-ти лет ПУСТОВИТ, житель с. Песчаного и др.

Немецко-фашистские палачи при их отступлении из г. Кременчуга намеревались угнать все население в Германию, а тот, кто не хотел уходить, тому угрожали расстрелом, но благодаря успешному наступлению частей Красной Армии, им этого сделать не удалось, но все же многие были угнаны полными семьями за Днепр. Так была угнана семья КАХНО Михаила Петровича в составе 16 человек, проживающая по Баррикадной ул. г.Кременчуга, семья БРИЛЕВА Николая Филипповича, рабочего махорочной фабрики в количестве 6-ти человек и много других. Всего немцами угнано в германское рабство за период временной оккупации с 9-го сентября 1941 г. по 29 сентября 1943 г. до 10000 человек жителей г. Кременчуга, преимущественно молодежи.

Комиссия считает ответственными за все вышеперечисленные злодеяния следующих: гебецкомиссара г. Кременчуга Ротт, его помощника: капитан Штрук, ст. лейтенант Кениг, ст. лейтенант Веира капитана Фрораих, начальника лагеря военнопленных г. Кременчуга майора Полина, комендант лагеря военнопленных Зайтель, заместитель начальника лагерей майор Рутлов, гл. врач лагеря военнопленных Орлян, врачи Шульке, Брюк, заведующий продовольствием лагеря федфебель Юлиус, начальник биржи труда Фромельд и Шауб, шеф паспортного стола при СС Руденвальд (или Руденбальд, исправление от руки).

Подписи:                                                                                    /БУРАУ/

/БУДНИЙ/

/РАЗУМОВ/

/ШИШЛОВ/

/ЩЕРБАК/

/ЖВАНИЯ/

/КРЕМЯНСКИЙ/

/ЛУППОВ/

/КАРЕВ/

На обороте листа штамп ЦГАОР, № фонда 7021, № описи 70, № ед.хр.918, л.12

Полностью сохранена стилистика и орфография оригинала. Публикуется полностью впервые.

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon