Депутат присяжный поверенный князь Серго Джапаридзе

Депутат присяжный поверенный князь Серго Джапаридзе

Депутат присяжный поверенный князь Серго Джапаридзе

ДЕПУТАТ КРЕМЕНЧУГСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ, ПРИСЯЖНЫЙ ПОВЕРЕННЫЙ, КНЯЗЬ ГРУЗИНСКИЙ — СЕРГО ДЖАПАРИДЗЕ.КТО В КРЕМЕНЧУГЕ НЕ БЫВАЛ, ТОТ ПЫЛИ НЕ ВИДАЛ В 1785 году Екатериной II была утверждена «Грамота на права и выгоды городам Российской империи». Предусматривалось создание органов местного самоуправления — шестигласной думы и магистрата. Городское население разбивалось на шесть разрядов: настоящие городские обыватели (домовладельцы); купцы трёх гильдий; члены ремесленных цехов; иногородние и иноземные; именитые граждане; посадские — старожилы города, не вошедшие в остальные группы. Каждый ряд выбирал по одному представителю — «гласному» из своей среды. Избиратели сообща голосовали за городского голову, возглавляющего городскую думу. Заседание думы проходило раз в три года. В период между заседаниями думы текущие вопросы решал магистрат, члены которого избирались горожанами на городских собраниях. В 1797 году Кременчугская дума обратилась к малороссийскому губернатору Бакуринскому за разрешением снести обветшалое здание одного из учреждений губернского присутствия, а на его месте, на Торговой площади, вдоль Екатерининской улицы, построить новое здание для всех органов самоуправления. Двухэтажное каменное строение венчал бельведер со смотровой площадкой. Московский писатель Иван Долгорукий, побывавший в Кременчуге в 1810 году, так описывал здание Думы: «Магистрат и дума представляют одно из лучших строений в городе, на нем бельведер: я входил туда и вид во все стороны прекраснейший.» Здание городской думы являлось главным элементом ансамбля Торговой площади. Симметрично от него были возведены два одноэтажных деревянных гостиничных двора с арочными галереями, которые перекликались с мотивом галерей в первом этаже магистрата. В остальном площадь была застроена деревянными и каменными лавками. Дума, магистрат, зал для выборов, словесный и сиротский суды располагалась на втором этаже здания; на первом этаже находились торговые лавки. На здании находились часы, отбивавшие время. 22 июня 1865 года на первом этаже здания открылся общественный банк — первый в Кременчуге, к 1889 году ставший одним из крупнейших банков Российской Империи. 31 января 1893 года в помещении думы была открыта городская общественная публичная библиотека с кабинетом для чтения Г.Х.Резникова. С 1910 по 1914 год городским головой был Павел Гусев. При нем состояние кременчугских улиц оставляло желать лучшего. «Исторический журнал» иронично замечал: «Кто в Кременчуге не бывал, тот и пыли не видал». Гусева обвиняли в тяжелом материально-финансовом положении города. Градоначальника Гусева на посту сменил Андрей Изюмов, происходивший из семьи купцов, старообрядцев-единоверов. На пост городского головы избирался пять раз и около двадцати лет (с 1894 по 1910 и с 1914 по 1917) возглавлял городскую Думу. Кременчуг всегда являлся городом многонациональным и толерантным. Здесь бок о бок проживали украинцы и евреи, поляки и русские, немцы и греки, татары и грузины. Наше внимание привлекли обнаруженные сведения о том, что «в начале ХХ века в городской думе Кременчуга значился один депутат грузин». И мы решили выяснить, что это был за человек, что известно о нем? ГРУЗИНЫ НА ЗЕМЛЕ ПОЛТАВЩИНЫ Указ императрицы Анны Иоанновны, от 25 марта 1738 года, предписывал выделить земли, для поселения солдат Грузинского гусарского полка (около 2305 семей), на территориях Полтавского, Миргородского, Лубенского и Прилукского полков. Грузинский Императорский гусарский полк был тогда в составе российской армии, а в Российскую империю грузины попали еще в 1725 году, вместе с царем Вахтангом. На благодатной Полтавской земле грузины поселились в сороковых годах XVIII ст.: в Старых и Новых Санжарах, Кобеляках, Келеберде, Великих Будищах, Пирятине, Миргороде, Хороле, Чернухах, Багачке, Кременчуге и Лохвице. Среди поселенцев был великий представитель грузинского народа — дворянин, поэт Давид Гурамишвили, который получил земельные наделы в Миргороде и в селе Зубовке. Из грузинских поселений Полтавщины вышли грузинский поэт XVIII столетия Джавахишвили, а также герои Отечественной войны 1812 года П.С. и И.С. Жеваховы. Потомками грузинских поселенцев были украинский писатель А. П. Стороженко (1805 -74 гг.), декабрист Н.И.Лорер (1795 -1873 гг.), А.С.Гангеблов (1801-1891 гг.), Е.А. Канчиалов, фольклорист Н.А.Цертелев (1790-1869 гг.), общественный деятель З.С.Хедхеулидзе, ученый и литератор — Д.Эрнестов (1797-1858 гг.). С Полтавщиной связана и судьба грузинского поэта XVIII столетия Дмитрия Саакадзе. Грузинские поселения оставили свой след и в названиях населенных пунктов Полтавщины: Грузинские хутора, Ревазовка, Ратеевщина, Эристовка и проч. Одна из улиц нашего города носила имя героя войны 1812 г. Петра Багратиони. Как уже упоминалось, грузины эмигрировали на Украину в XVIII ст. Выезжали князья и дворяне. В 1738 г. всем, кто служил в грузинском полку, была дана земля в пристойных местах на вечное наследственное владение. Князь получал тридцать, а дворянин — десять дворов. На землях Полтавского, Миргородского, Лубенского и Прилуцкого полков, а также на юге Украины, грузины-переселенцы образовали типовые военные поселения. На Полтавщину и на Приазовские земли царское правительство отправило, кроме грузин, и около 2 тыс. армян, греков, волохов с Крыма. За участие на стороне Шамиля, в борьбе против царских завоевателей, часть грузин, также, насильственно была переселена на Украину. По указу 1837 г. о выселении грузин в южные районы Российской империи большинство из них оседало в городах. В «Перечне жителей Кременчуга и кременчугского уезда, имеющих право участвовать во Втором городском избирательном съезде 1907 года», значится Джапаридзе Сергей Давыдович. Мы решили хоть что-нибудь узнать об этом человеке. Тем более, что он числился «по полному содержанию», что свидетельствует о знатном происхождении. Джапаридзе — старинный дворянский княжеский род, показанный в Высочайше утвержденных в 1850 г. списках княжеских родов Грузии. ОПЛОТ И ОПОРА ГРУЗИНСКИХ ЦАРЕЙ Следует сделать историческое отступление и рассказать вот о чём. Уже в период раннего средневековья в Грузии существует феодальная иерархия, высшее сословие делится на две основных группы: азнаури (дворян) и тавадов (князей). Применительно к самой Грузии тавады — это высшая группа феодалов, имевших собственные владения-княжества (сатавадо). Подобно крупным феодалам Западной Европы (герцогам, графам, баронам), тавады могли иметь собственных дворян (азнауров) и жаловать в азнауры своих служилых людей. Чтобы сохранить мощь и влияние рода, тавадские семьи обычно стремились избежать раздела родовых владений. Глава рода, носивший титул тавада, был правителем сатавадо и ему поступала большая часть доходов с этих владений; однако часть доходов предназначалась для других членов рода, его младших родственников, которые носили титул тавадишвили, т.е. буквально «дети князя». Глава рода владел основной родовой крепостью, его родичи селились в других родовых владениях. Представители некоторых пограничных территорий носили титул эристава, младшие члены их рода именовались эриставишвили. В Картли известны эриставы Ксанского и Арагвского ущелий, охранявшие горные проходы в страну. В Имеретинском царстве титул эристава принадлежал правителю области Рача. Первоначально эриставами титуловались и правители Сванетии, Гурии, некоторых других территорий, которые уже в XV веке добились фактической независимости от царской власти и превратились в наследственных владетельных князей — мтаваров, лишь формально считавшихся вассалами имеретинских царей. Правители Гурии, бывшие эриставы, выкроили в своих владениях отдельное Гурийское эриставство уже как военно-административную единицу собственного княжества. Сатавадо и эриставства являлись наследственными владениями, хотя известно немало случаев смены династий правителей, пожалования сатавадо другим родам. Как и «старые» эриставства, превратившиеся в самостоятельные княжества, эриставства, расположенные на территории Грузинского и Имеретинского царств и Гурии, стремились (порой довольно успешно) обособиться от центральной власти. По этой причине царская власть, усилившись, нередко предпринимала шаги к упразднению эриставств. Этот процесс заметен в XVIII веке и в Картли (где цари захватывают владения эриставов, жалуя их членам своей семьи), и в Имерети. С другой стороны, некоторые тавадские роды, формально подчиненные царю или мтавару, в течение многих десятилетий и даже столетий вели самостоятельную политику, воевали со своими сюзеренами, ревниво отстаивая обособленность своих уделов. Среди тавадских родов можно найти немало старинных семей, известных еще с первых веков Грузинского царства. Некоторые роды теряли свой статус, другие возвышались и приобретали титул тавадов. Например, Амилахвари, потомки дворянского рода Зедгенидзе, получили свои владения, должности и титулы в награду за самопожертвование предка, ценой своей жизни спасшего от покушения царя Георгия VIII. По традиции, тавадами становились зятья царей и владетельных князей (мтаваров); разумеется, претендовать на это отличие могли лишь наиболее выдающиеся представители служилого дворянства. В XVIII веке в Имерети азнаур Асатиани стал родоначальником тавадской ветви этого старого рода, женившись на вдовствующей царице, матери царя. В списках дворянских родов Кутаисской губернии (Имерети) упоминается фамилия Цулейскири. Несколько семей получили титулы от царей Арчила и Вахтанга VI уже в России, за верную службу этим монархам в изгнании. К сожалению не всегда можно уверенно судить о времени приобретения тем или иным родом тавадского достоинства. В сохранившихся документах и летописях XV-XVIII в.в., где упоминаются представители многих княжеских родов, очень редко присутствуют титулы, и трудно судить, был тот или иной человек тавадом или нет (если только он заведомо не принадлежал к старинному княжескому роду). Род Джапаридзе относится к тавади, они были до последнего верны царскому дому Багратиони. Среди них — князья Картли и Имерети, они находятся в тесном родстве с правителями Мегрелии — Дадиани. ПОЩЕЧИНА КНЯЖНЫ И ДЕРЗОСТЬ ПЛЕМЯННИКА ПОЛИЦМЕЙСТЕРА Интересна следующая история, приключившаяся в 1881 году. В Кутаиси, по эскизам знаменитого художника Михая Зичи были представлены «живые картины» из «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели. Принц Ольденбургский Константин Зарнекау обратил внимание на исполнительницу роли Нестан-Дареджан. Ею оказалась 26-летняя княгиня Аграфена Дадиани, урожденная Джапаридзе. Принц принялся расспрашивать о покорившей его сердце женщине, в которую влюбился с первого взгляда, и узнал, что Аграфена вышла замуж за Тариела Дадиани в 14 лет, родила мужу двоих детей, но была крайне несчастлива в браке. К тому же князь был страстным игроком и его карточные долги сулили семейству, по меньшей мере, долговую тюрьму. И тогда Константин Ольденбургский сделал все, чтобы оказаться с князем Тариелом за одним карточным столом. Тем более, что сделать это было не так сложно — грузинский князь страстно играл каждый день. Когда проигрыш Дадиани стал слишком велик, он не выдержал и громко воскликнул: «Даже если я продам весь Тифлис, то все равно не смогу расплатиться по долгам!» На что принц спокойно ответил: «Не нужно продавать Тифлис, князь. Просто, отдайте мне вашу жену. Я еще доплачу вам. Так, стало быть, сколько стоит Тифлис?» Дадиани лукаво прищурился, подозвал жену и сказал: — А ведь я тебя, чиримэ, продал! — И кому же? — поинтересовалась Аграфена. — А вот, принцу продал! — удивленный ее спокойствием (к тому времени у них было двое детей — авт.) ответил князь Дадиани. Аграфена, не говоря ни слова, влепила теперь уже бывшему супругу, князю Мегрельскому, пощечину, подошла к принцу Ольденбургскому, нежно взяла его под руку и удалилась из комнаты. Бывшая теперь уже княгиня Дадиани после свадьбы получила титул графини Зарнекау. Она родила мужу пятерых детей. Вот забавный казус, приключившийся в Таганроге, о котором в мае 1906 г. сообщала газета «Русское слово»: «В шантане Багдасарова племянник полицмейстера офицер Джапаридзе избил известного петербургского адвоката Грузенберга за то, что последний не бросил папиросы на его предложение». Да уж! Гаряча грузинская кровь! Род Джапаридзе дал известных церковных деятелей. Митрополиит Манглисский и Тетри-Цкаройский Анания, в миру Тенгииз Анатольевич Джапариидзе, в настоящее время является старейшим после патриарха Илии иерархом Грузинской церкви. Среди Джапаридзе встречаются деятели науки и искусства, врачи, военные и политики. ГОРЕТЬ И НЕ СГОРАТЬ… Наш герой — Сергей Давыдович Джапаридзе родился 5 января 1871 года (по некоторым сведениям — в 1870). Учился в Кутаисской гимназии, в Имеретии, затем поступил на юридический факультет Новороссийского университета, который находился в Одессе. Получил должность присяжного поверенного при Кутаисском окружном суде. Джапаридзе являлся активным участником местного городского самоуправления общественных банков и ряда других организаций. Вступил в меньшевистское крыло РСДРП в январе 1906 года. Участвовал в ряде политических выступлений. Был заключен в Кутаисскую тюрьму, в частности, за публикацию в газете «Возрождение» статьи, в которой звучал призыв к образованию местных революционных самоуправлений. Освобожден из тюрьмы незадолго перед выборами в Государственную Думу.

С.Д. Джапаридзе также сотрудничал с рядом русских и грузинских периодических изданий, выходивших в Тифлисе. 24 мая 1906 года избран в Государственную думу I созыва от общего состава выборщиков Кутаисского губернского избирательного собрания. Входил в Социал-демократическую фракцию. Был членом комиссий: о гражданском равенстве, о собраниях. Выступал по законопроекту «О собраниях», по вопросу о Белостокском погроме внес заявление против ограничения времени выступавших ораторов. Вот, что писала «Русское слово»: «Газете сегодня удалось ознакомиться со списком лиц, против которых «истиннорусские люди» (черносотенная организация «Союз Русского Народа» — авт.) решили вести упорную борьбу и принять решительные меры против вредной, преступной и пагубной их деятельности для государства. Эти фамилии следующие: Милюков, Гессен, Н.Д.Соколов, Грузенберг, Кугель, А.А.Суворин, Харитон, депутаты: Алексинский, Церетели, Джапаридзе, Маклаков, Тесленко, Озоль, о.Тихвинский, о.Григорий Петров, Головин и Березин. Затем Мякотин, Н.Ф.Анненский, одесский градоначальник Григорьев, министр юстиции Шегловитов, граф Витте, профессор Максим Ковалевский, бывший директор политехникума князь Гагарин, московский общественный раввин Мазе, бывший министр торговли и промышленности Федоров, присяжный поверенный Слиозберг и некоторые другие. Список этот держится в большом секрете, но вместе с тем это секрет полишинеля». Товарищ Председателя Главного Совета Союза Русского Народа В.Пуришкевич заявил: «Пора перестать давать себя безнаказанно в обиду, необходимо уметь отстоять свое право жить и мыслить по русски, хотя бы это было и не угодно господам Джапаридзе, Пьяных, Нечитайло и услужающим этой «сознательной орде граждан-депутатов» Головиным». В июле 1906 года в г. Выборге Джапаридзе подписал «Выборгское воззвание», князь входил в редакционную комиссию воззвания от фракции социал-демократов. 13 февраля 1906 года латвийские социал-демократы ограбили Гельсингфорсский государственный банк. На выборах во Вторую государственную думу социал-демократы получили 65 мест, из них 33 считались меньшевиками, а 15 — большевиками. Однако вторая дума проработала недолго. 5 мая 1907 года в квартире члена РСДРП и члена Думы И. П. Озола полицией была застигнута сходка социал-демократов и солдат петербургского гарнизона. Были обнаружены доказательства того, что члены РСДРП ведут революционную агитацию в войсках с целью поднятия восстания и свержения правительства. 1 июня правительство объявило Государственной Думе о привлечении всего состава социал-демократической думской фракции к следствию в качестве обвиняемых, и потребовало устранения всех их из Думы и заключения 16 человек под стражу. Дума не согласилась на требование правительства. 3 июня Дума указом царя была распущена, а члены думской фракции РСДРП — арестованы. 22 (09) апреля 1908 года газета «Русское слово» писала: Бывшие члены с.-д. фракции второй Государственной Думы — Церетели, Махарадзе, Ломтатидзе и Джапаридзе — обратились с ходатайством о замене им, приговоренным к пяти годам каторжных работ, каторжного режима тюремным в виду болезненного их состояния. Особая медицинская тюремная комиссия нашла состояние здоровья бывших депутатов болезненным. Предполагается оставить осужденных при тюремном режиме, но увеличить им срок наказания от 5 до 7 1/2 лет». ДЖАПАРИДЗЕ. КРЕМЕНЧУГСКИЙ СЛЕД Князю Джапаридзе удалось избежать тюрьмы и каторги, но, из-за участившихся преследований, он вынужден был переехать на Украину, в г.Кременчуг. Здесь князь активно включается в революционную борьбу, налаживает отношение с местными политическими организациями. В виду знатного дворянского происхождения становится членом городской Думы (избирательный ценз — «по полному содержанию»), принимает активное участие в её собраниях, издает т.н. «Грузинский листок», пишет статьи в местные газеты. Сергей Давыдович поддерживает дружеские отношения с городским головой А.Изюмовым, который слыл человеком, лишенным амбиций, и был лоялен к любым политическим веяниям, предлагает ряд прогрессивных решений по улучшению тогдашней городской инфраструктуры. «В своей стране ты посланец своей семьи, вне страны — посланец своей родины, ибо на родине твои поступки — это лицо твоей семьи, а за ее пределами — они лицо твоего народа». Серго Джапаридзе побывал в Лондоне, вместе с членами социал-демократической думской фракции Джугели и Канделаки. В Петербурге, на финляндском вокзале, через который они вернулись из-за границы, их, по выходе на платформу, пригласили в жандармское отделение, где держали около трех часов и подвергли обыску, несмотря на их протесты и предъявление ими карточек членов Думы. Обыск продолжался два часа. Ничего найдено не было. Социал-демократы организовали в Одессе беспорядки. Был разгромлен и сожжён Одесский порт. РСДРП готовила восстание на Черноморском флоте. После публикации октябрьского манифеста и создания Государственной думы социал-демократы решили бойкотировать выборы в Думу. Одновременно некоторые видные социал-демократы предприняли попытку обрушить финансовую систему России, призывая забирать вклады из банков и не платить налогов. Была образована боевая группа, которая занималась закупкой, изготовлением и поставкой оружия и взрывчатки. Пока Джапаридзе находился в Кременчуге, жандармы в Кутаиси обысали его дом. Газета «Новое время» 29 (16) марта 1908 года писала: «Обыск в Кутаиси у присяжного поверенного Сергея Давыдовича Джапаридзе, социал-демократа, бывшего члена Государственной Думы, выяснил много компрометирующего. Молва давно уже называла Джапаридзе видным участником мятежных организаций». … ЧТОБ ТЬМА НЕ ВОЦАРИЛАСЬ Из Петербурга сообщали: «Вчера вечером в городе разнесся тревожный слух о том, что на квартирах членов Государственной Думы происходят обыски и аресты. Слух этот имел подтверждение. Действительно, в квартиру депутата Джапаридзе, на 5-й Рождественской ул. №3, явилась полиция и арестовала всех посторонних лиц, явившихся за справками к члену Государственной Думы, а также представителей печати, которые постоянно для собирания сведений бывают теперь у всех членов Думы». Позже, в столице, князь Джапаридзе будет схвачен и арестован, вместе с другими депутатами Государственной думы. Газета «Русское слово» на первой странице, напечатала статью, в которой говорилось: «Первым из членов Государственной Думы был арестован депутат Церетели. Арест его состоялся в 3 часа ночи с субботы на воскресенье, когда о роспуске думы еще никто ничего не знал. Не знал об этом и Церетели. На его возражения о своей депутатской неприкосновенности Церетели было заявлено, что он больше не депутат и, что Государственная дума уже распущена. По словам социал-демократической фракции, арестована почти половина состава, именно до сегодня, 4-го июня, — 26 человек. Из этого числа только двое — лидер фракции Церетели и депутат Джапаридзе — арестованы в помещении фракции, на Невском проспекте, дом 92, а остальные задержаны в разных местах, на квартире, у знакомых, на улице, и, как говорят, на заводах в рабочих кварталах, где вместе с ними задержаны и укрывавшие их лица». Досталось тогда и Кременчугскому голове Изюмову, «за укрывательство и пассивное отношение» к революционным веяниям и настроениям, его положение окажется крайне шатким, однако «голова» продержится на должности до начала 1917 г., и станет последним дореволюционным «отцом города». А дальнейшая судьба грузинского князя, дворянина, православного христианина — Серго Джапаридзе остаётся неизвестной. Был ли он женат, имел ли детей — загадка. Кременчугский период жизни князя Джапаридзе освещен мало и требует изучения. Как окончил свои дни и где похоронен князь — ведает только Бог (по некоторым сведениям князь окончил свой земной путь после 7 февраля 1910 г.). Рассказывали старожилы, что в Кременчуге, на православном участке некогда существовавшего старинного городского кладбища, после войны видели памятники с грузинскими надписями. Главный герой романа замечательного грузинского писателя Чабуа Амирэджиби — Дата Туташхиа произнес такие слова: «Жизнь достойного человека в том, чтобы гореть как лучина, как свеча, как костер, как солнце — смотря какую долю пошлет тебе судьба. Ты должен думать также о том, чтобы, когда ты потухнешь, вокруг тебя или хотя бы на том крохотном клочке земли, на котором ты стоишь, не воцарилась тьма. Пока горишь, гори так, сын мой, чтобы и других зажигала твоя жизнь. Тогда после твоего ухода не бывать тьме».

 Автор: Б.Бабилуа.

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon