Еврейские погромы в Кременчугском регионе в 1918-19 годах

Еврейские погромы в Кременчугском регионе в 1918-19 годах

Еврейские погромы в Кременчугском регионе в 1918-19 годах практически не изучены. В 1918 году в Украине установился режим гетмана Скоропадского. Голод, разруха и полное запустение. Тягостная немецкая оккупация тяжелым камнем давила сёла и местечки. На фоне удручающей картины, казалось, будто Екатеринославщина держится особняком, и является местом, отрезанным от остального мира. В городе оккупация ощущалась не так заметно. Поражала дешевизна цен на съестные припасы и громадное изобилие их на рынках. Екатеринослав был завален белыми булками, молочными продуктами, колбасами, фруктами и считался в продовольственном отношении самым благодатным пунктом Украины.
Спокойствие в городе нарушалось только слухами о происходящих в деревнях крестьянских восстаниях и о необычайной жестокости, с которой австрийские оккупационные войска их подавляли.
По заключении перемирия между Антантой и немецким государством, по городу стали ходить слухи, что союзники решили послать войска на Украину для борьбы с большевизмом. Каждый день в газетах печатались фантастические известия о прибывших в Одессу и Новороссийск громадных десантах французских и английских войск. Слухи были подтверждены официальным обращением французского военного аташе в Одессе «к населению юга России», расклеенным на всех столбах города. Воззвание объявляло большевиков вне закона и призывало все слои населения оказывать поддержку союзническим войскам в предстоящей борьбе с «красной гидрой». Екатеринославское население откликнулось на воззвание с большим воодушевлением.
Командующий добровольческой армией генерал Деникин объявил мобилизацию офицеров, гетман Скоропадский пытался войти с ним в соглашение. Войск Антанты в Екатеринославе ожидали со дня на день. Екатеринославские газеты сообщали, что английские и французские солдаты уже в 25 верстах от города. Но, союзные войска не приходили, стали появляться тревожные известия о том, что немцы, ссылаясь на условия перемирия, по которым их войска должны очистить все занятые местности, собираются уходить из Украины. Вскоре это было подтверждено официальным заявлением немецкого совета солдатских депутатов в Киеве. Требование Антанты, чтобы немецкие войска продолжали оставаться в Украине, несмотря на все угрозы, было решительно отклонено немецкими советами. Немцы энергично готовились к возвращению на родину. В Германию эшелонами вывозились культурные ценности и антиквариат.
Власть гетмана трещала по швам.
Вскоре в Екатеринославе произошла забастовка студентов, направленная против гетманского режима. Социалистические партии стали вести агитацию в пользу свержения гетмана и восстановления республики. В конце ноября пришли первые известия о восстании стрелков под предводительством Петлюры, поддержанном украинским крестьянством.
Немцы поспешили объявить о своем нейтралитете. Главная масса петлюровцев окружила Киев, в короткое время добившись успеха: гетман был низложен и бежал.
В Екатеринослав петлюровцы вошли совершенно мирно. Они заняли нижнюю часть города, прилегающую к вокзалу.
Петлюровцы были разодеты в жупаны, распевали песни, гарцевали на своих лошадях, стреляли в воздух, проявляли большую склонность к спиртным напиткам, однако никого не трогали. Казалось, что все обойдется мирно. Ничто не предвещало вооруженного столкновения. Но, оно, все же, произошло.
В одну из ночей, в первых числах декабря, город всколыхнула оглушительная ружейная и пулеметная трескотня, которая не прекращалась до вечера следующего дня. Столкновение между петлюровцами и 8-м корпусом Деникина стало настолько неожиданным, что никто из жителей, вначале, не мог догадаться, кто собственно сражается. Бой возник потому, что 8-й корпус не захотел уйти из Екатеринослава, мотивируя отказ необходимостью охранять мирных жителей от грабежей. Кровопролитие было остановлено вмешательством австрийского командования, которое пригрозило обстрелять город тяжелой артиллерией. Дерущиеся вняли этому аргументу, и 8-й корпус Деникина на следующий день ушел. Впрочем, часть его солдат осталась и перешла к петлюровцам. Петлюровцы торжествовали победу. Днем еще было сносно, но по ночам становилось небезопасно. Нельзя было пройти несколько шагов по улице, чтобы у виска не просвистела пуля. Бывали и жертвы, особенно дети.
В учреждениях, управляемых петлюровцами, господствовала полная неразбериха. Одно учреждение не подозревало о существовании другого. Ежедневно публиковались приказы о мобилизации, которые в тот же вечер отменялись. Так по крайней мере раз шесть объявлялась мобилизация студенчества и ни разу не приводилась в исполнение. Из учреждений были изгнаны все служащие, не владевшие «украинской мовой». Город был полон всевозможных слухов о Батьке Махно и его «армии», свившей себе гнездо в Гуляй-Поле, Екатеринославской губернии. В народе говорили, что Махно требует от петлюровцев, чтобы его впустили в Екатеринослав всего лишь на три дня: за это время он обещает ввести новый анархо-коммунистический строй — отобрать все у богатых и отдать бедным. Рассказывали, что Махно — благородный человек и «враг лишь жиду и немчуре».
Никто не догадывался тогда о той реальной силе, которой обладал Махно. Но прежде чем пришлось в этом убедиться, в Екатеринославе произошло еще одно сражение: бой между петлюровцами и австрийцами. Петлюровцы потребовали у стоявших в городе австрийских частей, чтобы они сдали оружие перед эвакуацией на родину. Те категорически отказались. Ожесточенная ружейная и пулеметная стрельба длилась целые сутки. Среди мирных жителей было немало жертв. Гайдамаки срывали погоны у австрийских офицеров. Немцы склонились перед толпой полупьяных украинских стрелков, представлявших совершенный ноль в военном отношении. Многих немецких офицеров и солдат расстреляли без суда и следствия. Тихо и незаметно вышли из Екатеринослава австрийские части, после своего позора не показывавшиеся больше. А через неделю в город вошел Махно.
Его имя ни у кого не сходило с языка.
Вот, как писал о Несторе Махно Г. Игренев, в книге «Архив русской революции» (т. 3. Берлин. 1922 г.): «Родом из Гуляй-Поля, по одной версии—народный учитель, по другой—рабочий, он в 1902 г. за убийство родного брата с корыстной целью был приговорен Екатеринославским окружным судом к 15 годам каторжных работ. В 1905 году неожиданно снова появился на горизонте, объявил себя анархистом, участвовал в каких-то экспроприациях и потом снова потерялся из виду. Появился опять только в 1917 г. в качестве председателя Гуляй-польского совета рабочих депутатов. Пытался организовать Гуляй-польскую анархическую коммуну. После прихода немцев на Украину становится одним из вождей крестьянских повстанческих банд, ведущих партизанскую борьбу против оккупационных войск. Это доставило ему широкую популярность среди крестьян Екатеринославской губернии. После подавления повстанческого движения организует более тесную разбойничью шайку, с которой совершает ряд крупных грабежей. Перемена режима не оказывает влияния на его деятельность, и в петлюровской сумятице он продолжает с успехом свою работу. На собранные путем грабежей деньги Махно скупает у австрийских солдат всякое вооружение, в том числе тяжелую артиллерию и громадные запасы ручных гранат. Превосходно вооруженная разбойничья шайка прочно обосновывается на родине своего вождя—в Гуляй-Поле и объявляет насильственную мобилизацию крестьян ближайших деревень. Так организовал Махно свое войско, которое он повел на завоевание Екатеринослава».
После ухода австрийских войск, город был открыт. Махно все ждали и все-таки не верили, что он придет. Петлюровские власти уверяли, конечно, что махновцы разбегутся при первом пушечном выстреле.
Ровно через неделю после ухода австрийцев (это было в середине декабря) по городу пронесся слух, что Махно ведет наступление на железнодорожный мост через Днепр — соединительное звено между Екатеринославом и правобережной Украиной. К вечеру город наполнился отступающей петлюровской кавалерией.
Махновцы, заняв при первой же атаке вокзал, буквально засыпали город артиллерийскими снарядами. Снаряды разрывались в частных квартирах; каждый день приносил известия о новых жертвах и разрушениях. В воздухе стоял невыносимый гул от пальбы.
Махно день за днем брал все новые улицы. Петлюровцы в беспорядке отступали.
На четвертый день Махно занял всю нижнюю часть города и повел наступление на гору.
Г. Игренев пишет о том, как вели себя махновцы, войдя в Екатеринослав, как отзывались они о своем атамане: «Наш батька — сам генерал: он царской армии подпоручик. Он коммунист настоящий, не то что петлюровцы, жидами купленные. Махно каждому позволяет взять по одной паре всего, сколько нужно, чтобы на себе носить. А кто больше возьмет, тех всех Батька расстреливает, в расход пускает. Мы только жидов и немцев режем: они — и есть главные буржуи».
Вскоре на помощь петлюровским частям, из Кременчуга прибыла тяжелая артиллерия. Махновцы в беспорядке разбегались. Махно расстрелял прокурора окружного суда Аверьянова — своего обвинителя в деле о братоубийстве. К вечеру махновские отряды окончательно были изгнаны из Екатеринослава и рассыпались по губернии, где стали интенсивно продолжать свою деятельность. Об их окончательной ликвидации силами петлюровцев нельзя было и думать: слишком сильные корни пустил Батька в украинском крестьянстве и слишком дезорганизованы были петлюровцы, которые хоронили павших и… стреляли в воздух. А население ждало нового нападения Махно. Но оно не произошло.
Из Киева пришло известие, что советские войска предприняли наступление на Украину и заняли Белгород (являвшийся в те времена границей между Украиной и Великороссией). Петлюровское правительство сообщало, что оно, дескать, отправило большие силы против большевиков.
Но, спустя некоторое время, в Екатеринослав вступила регулярная Красная армия под командованием Дыбенко.
Махно изменил большевикам и «объявил себя независимым». Между Киевом и Екатеринославом оголтело орудовали банды «Зеленого», «Ангела», «Маруси». Отрезанные от Киева, плохо связанные с Харьковом, советское руководство Екатеринослава совершенно было лишено денег.
Каждый день распространялись слухи о занятии Петрограда белыми, о прорыве Колчака в Москву, о занятии Киева поляками.
Неожиданно к Екатеринославу подступил атаман Григорьев с взбунтовавшимися частями красной армии. Григорьев, кадровый царский офицер, играл заметную роль при петлюровском режиме, в качестве командующего одной из украинских частей. При наступлении большевиков на Киев, он перешел на их сторону и был назначен начальником одной из красноармейских дивизий, наступавших на Крым и Одессу. Здесь он сразу отличился своими быстрыми военными успехами, которые заключались в занятии без боя занятых белыми местностей. Когда наметилось резкое недовольство большевиками украинских крестьян и началось повстанческое движение, Григорьев объявил себя левым эсером. Выдвинув лозунг: «Долой комиссаров и жидов! Да здравствуют истинные советы!»— Григорьев приобрел большую популярность среди своих солдат. Объединившись предварительно с Махно, он снял свою дивизию с Южного фронта и повел верных ему красноармейцев на завоевание Екатеринослава, где он должен был соединиться с Махно. По дороге Григорьев занял Кременчуг, где было совершено избиение комиссаров и устроен кровавый еврейский погром.
Боялись. В губернии ждали Махно, Григорьева, Деникина. Все эти имена и понятия странным и жутким образом переплелись между собой. Удушливые пары национальной ненависти стояли над екатеринославским болотом и отравляли воздух. Атмосфера становилась все более спертой. Каждый день распространялся слух, что Синельниково занято какими-то войсками. Регулярного железнодорожного сообщения не было.
Павлоград был захвачен Деникиным, a затем им был взят и Екатеринослав. Городу и близлежащим местечкам предстояло пережить ужасные события. Махно и его приспешники, конечно, был всегда в центре этих перипетий.
В первых числах июля 1919 г. на екатеринославщине произошел погром, учиненный казаками отряда Шкуро. Свидетельница П. О. Таслицкая так описывала его: «В погроме принимали участие и местные жители. Командование не препятствовало грабежам и насилиям, но через недели три, под влиянием, как говорят в Екатеринославе, заграничной прессы, был отдан приказ прекратить погром. Обычными подвигами погромщиков были слова — жид, коммунист, комиссар. Казаки и местные жители средь бела дня входили в еврейские дома, забирали что хотели. Действия против евреев носили характер, главным образом, грабежа, но были и случаи убийств, много изнасилованных. Большой опасности подвергались евреи при проезде по железной дороге. На станциях казаки отделяли евреев от прочих пассажиров, грабили их, а зачастую и убивали. Раввины местечка Синельниково и станции Зелёная писали даже в Екатеринослав, что просят евреев не ездить по железной дороге, так как «на кладбищах нет уже мест для могил». Никакой помощи пострадавшим оказано не было. Нужда еще больше усиливалась реальной безработицей».

На рубеже XIX — XX вв. на территории Российской империи проживало около пяти миллионов евреев, которые подвергались регулярным преследованиям и постоянным унижениям. Неприязненное отношение к еврейскому населению было вызвано целым рядом причин экономического, религиозного и политического характера. Одни видели в них конкурентов в торговле, а других беспокоили сомнения в их преданности «царю и Отечеству». Главное, что отличало погромы времен гражданской войны (1918-1920 гг.) — это то, что они были организованы не сверху, а в основном выполнялись различными нелегальными и полулегальным группировками и бандами, в то время как предыдущие погромы были спровоцированы властями, а выполнялись в основном с помощью представителей городского и сельского населения. Именно эти факторы повлияли на то, что масштабы погромов и число жертв постепенно возростало. Евреи в Екатеринославской и Полтавской губерниях, во время гражданской войны, значительно пострадали. Погромы, вспыхнувшие на территории Украины после 1917 г., охватили большую ее часть. Уже к февралю 1919 г. антисемитские настроения достигли центральной Украины.

Деятельность бандитских группировок Н. Григорьева историки описывают по-разному. Исследователь А. Лысенко, подчеркивает отсутствие у Григорьева политической грамотности, однако, одновременно, обращает внимание на его необычную храбрость. Историк В. Савченко описывает Н. Григорьева как авантюриста, несомненно, смелого, который умеет находить общий язык со своими бойцами. Вместе с тем, говорит о его чрезмерно завышенных амбициях и постоянном пьянстве. Американский исследователь Ричард Пайпс, характеризует атамана исключительно, как «бандита», который командовал «разнообразным сбродом». По сведениям Пайпса, «банды Григорьева произвели в общей сложности 148 еврейских погромов, а сам Н. Григорьев призывал грабить и убивать, главным образом, еврейское население. Насиловали всех еврейских женщин, от 12-летних девочек до 80-летних старух».
На большинстве территорий царила анархия. Империя рушилась. Вооруженные банды политических авантюристов, используя низкий уровень образования, антисемитские и националистические лозунги, занимались грабежами, убийствами, насилием. Вторая волна погромов, возглавляемых атаманом Н. Григорьевым, унесла 150 еврейских жизней. Первые два погрома носили чисто экономический и разбойничий характер. Третья волна погромов имела политическую окраску.
Жестокостью по отношению к евреям отличались и деникинцы. В Кременчуге казаки-белогвардейцы учинили кровавую расправу над шестью молодыми девушками-еврейками, комсомолками, работницами табачной фабрики. В ноябре 1919 года их зверски изрубили шашками на Крюковском мосту, а обезображенные тела сбросили в Днепр. Точные данные о количестве жертв за весь период деникинского разбоя в Кременчуге отсутствуют. Однако, следует отметить, что деникинцами были разгромлены почти все еврейские квартиры, а также изнасиловано большинство женщин.

Хронологически события 1918 — 1919 годов можно описать так:

1918 год:

Январь. Дыбенко разгоняет Учредительное собрание и расстреливает демонстрацию в его защиту в Петрограде. В Харькове большевики разоружают украинский полк Е. Волоха и захватывают власть. Волох и Петлюра организуют гайдамацкие части армии УНР для обороны Украины от наступления «красных» во главе с В. Антоновым-Овсеенко и М. Муравьевым. Отряд Маруси Никифоровой участвует в установлении советской власти в Александровске, Елизаветграде, Ялте и Феодосии. Посещение отрядом Никифоровой этих городов заканчивалось грабежами и зверскими убийствами «буржуев». Блюмкин, Котовский, Мишка Япончик принимают участие в одесском большевистском перевороте и в боях с частями УНР в Одессе.

Февраль. П. Дыбенко сдает Нарву немецким войскам и бежит вместе со своим отрядом с позиций, что прикрывали Петроград. Битва за Киев между войсками Муравьева и Центральной Рады УНР. На стороне УНР в обороне Киева принимают участие Божко и Волох. После захвата Киева М. Муравьев развернул в городе кровавый террор. Вскоре Муравьев направляется командовать войсками, воевавшими против румынских войск в Приднестровье. Муравьев пытается узурпировать власть в «красной» Одессе. Маруся Никифорова покидает посты в Ревкоме и Исполкоме Александровска и начинает активно критиковать Советскую власть. Ее отряд грабит провинцию, «безобразия» отряда в Елизаветграде приводят к боям анархистов с горожанами. Г. Котовский возглавил партизанский отряд, что сражался против наступавших на Бессарабию румынских войск.

Март. Сдача Киева, Одессы, Правобережной Украины и Причерноморья австро-немецким войскам. Муравьев бежит на Восток. Блюмкин становится начальником штаба 3-й советской армии. Снятие со всех постов и арест Дыбенко по обвинению в сдаче Нарвы и разложении солдат.

Апрель. Отряды Никифоровой, Махно, «армия» Лазарева, в которой находится Блюмкин, ведут оборонительные бои против объединенных сил австро-венгерской, германской и украинской армий, что разворачивают наступление на Левобережную Украину. Революционный суд над Марусей Никифоровой и ее первый «советский» арест. Котовский бежит с советского фронта и попадает в плен к белогвардейцам. Дыбенко бежит из-под «советского» суда в Самару, где возглавляет оппозиционное движение против диктатуры большевиков, яростно обвиняет Ленина в развязанном им терроре. Разгром анархистских организаций и отрядов в Москве, арест Муравьева, который, покинув армию в Украине, бежал в Москву.

Май. Бесчинства отряда Никифоровой в Ростове и Новочеркасске. Н. Григорьев получает звание полковника из рук гетмана Украины П. Скоропадского. Восстание «левой» оппозиции в Самаре. Дыбенко оправдан советским судом и ему прощены все «безобразия». Блюмкин переезжает в Москву, где становится начальником секретного отдела ВЧК.

Июнь. Столкновение анархистского отряда Никифоровой с советскими частями у Царицына и Воронежа. Муравьев освобождается из советской тюрьмы и назначается командующим Восточным фронтом Советской республики.

Июль. Убийство Блюмкиным германского посла в Москве графа Мирбаха. Восстание левых эсеров в Москве. Восстание подавлено большевиками, а партия левых эсеров разгромлена. Блюмкин же избежал наказания, перейдя служить в Петроградскую ЧК. Мятеж командующего Восточным фронтом Муравьева против власти большевиков. Гибель Муравьева во время подавления мятежа.

Сентябрь. Арест Маруси Никифоровой, заключение ее в Бутырскую тюрьму Москвы. На Юге Украины появляются два мощных центра повстанческого движения против власти гетмана Скоропадского: на Херсонщине — под началом Н. Григорьева и на Екатеринославщине и в Северной Таврии — под началом Махно.

Октябрь. Мишка Япончик становится «королем» уголовного мира Одессы, в этом ему помогает большевистское подполье, «революционные» заслуги и деньги.

Декабрь. Отряды Григорьева, Коцура, Волоха, Божко, Струка входят в состав армии Петлюры. Части Директории УНР занимают Одессу и удерживают ее 8 дней, а банды Япончика громят одесскую тюрьму. Атаман Божко воюет против батьки Махно.

1919 год:

Январь. Н. Григорьев захватывает Херсон. Маруся Никифорова со своим отрядом воюет против войск украинской Директории УНР в составе частей Украинского фронта под командованием Антонова-Овсеенко. Дыбенко командует частями «вторжения» в Украину и одновременно участвует в авантюре российских левых эсеров, что была связана с попыткой провозглашения эсеровской власти в Украине. Волох арестовывает командующего Запорожским корпусом армии УНР П. Болбочана и занимает его место, что полностью дезорганизует днепровскую линию обороны войск УНР. Начало «атаманщины». Атаман Коцур отказывается подчиняться Петлюре, захватывает власть в Чигирине и провозглашает там «свою» республику. Блюмкин формирует советское подполье и партизанские отряды для борьбы против Директории в Одессе и на Подолье.

Февраль. Петлюра сменяет Винниченко на посту главы Директории УНР. Коцур переходит в состав Красной Армии. Атаман Божко бежит от наступающих «красных» вглубь Украины и переносит в Балту свою «Сечь», отказавшись от борьбы на фронте. Григорьев изменяет Директории УНР и подчиняется советскому командованию Украинского фронта на правах командира бригады 1-й Заднепровской дивизии, которой командовал П. Дыбенко. Командиром еще одной бригады дивизии Дыбенко становится Н. Махно. Части Дыбенко грабят советские эшелоны. Бои григорьевцев против войск Антанты за Николаев и Херсон. Нападения частей Григорьева на войска УНР. Террористические отряды Котовского и Япончика проводят ряд удачных эксов и убийств в Одессе.

Март. Маруся Никифорова воюет в составе частей батьки Махно. Части Н. Григорьева окончательно выбивают войска Антанты из Херсона и Николаева. Волох пытается поднять мятеж против Директории в Запорожской дивизии и перейти на сторону Красной Армии.

Апрель. Части Н. Григорьева выбивают интервентов и белогвардейцев из Одессы, ведут бои против атамана Божко, вытесняя его с Юга Украины. Струк и Зеленый со своими повстанцами пытаются захватить Киев. Струк громит еврейские местечки Киевщины. Погромы. Офицеры Запорожского корпуса УНР арестовывают Волоха как предателя. Дыбенко, захватив Северную Таврию, врывается в Крым, устанавливает там личную диктатуру.

Май. Атаман Григорьев поднимает грандиозное антибольшевистское восстание в центре Украины, угрожая захватить Киев, Одессу, Харьков. Против Советской власти поднимает свой полк и Коцур. Блюмкин участвует в борьбе против григорьевского мятежа. Волох становится командующим всеми повстанческими отрядами петлюровской «окраски».

Июнь. Реввоенсовет 3-й армии разрешает Мишке Япончику сформировать батальон особого назначения. Когда число добровольцев превысило тысячу человек, батальон был развернут в 54-й имени Ленина стрелковый полк 3-й армии. Махно объявляется Троцким «врагом народа». «Белые» захватывают Крым. П. Дыбенко бежит со своей Крымской армией в Николаев, где его арестовывают местные коммунисты за «безобразия и диктаторство».

Июль. «Белые» развивают наступление в Центральной Украине, части Директории УНР начинают контрнаступление в направлениях Киева и Одессы, в ходе которого был разгромлен у Жмеринки полк Япончика. Батько Махно заключает военный союз с Григорьевым, но вскоре убивает его и провозглашает создание «Повстанческой армии Украины имени батьки Махно» для борьбы с «красными» и «белыми». Никифорова создает организацию «Анархисты подполья» в Москве и готовит покушения на Ленина, Троцкого, Деникина. Котовский командует бригадой «красных» карателей, что громит недовольные советской властью села Юга Украины. Части Божко показывают свою неспособность к организации и дисциплине, терпят ряд поражений. Божко отказывается подчиняться Петлюре.

Август. Отступление Южной группы советских войск Якира с Юга Украины. Части Котовского отступают в составе Южной группы. При попытке к бегству убит арестованный (по приказу комдива Якира) Мишка Япончик. Части Божко расформированы по приказу Петлюры, а сам Божко во время ареста тяжело ранен.

Сентябрь. Казнь Никифоровой в белогвардейском Крыму. Дыбенко переезжает в Москву и поступает в Академию Красной Армии. Отряд Котовского воюет с атаманом Струком. Струк громит предместья Киева. Блюмкин руководит советской разведкой в тылу деникинских войск. Махно совершает грандиозный рейд по тылам «белых» — от Умани до Мариуполя — и, разрушив тылы врага, устанавливает на Юге Украины свое правление.

Октябрь. Дыбенко становится командиром дивизии. Божко возобновляет службу в армии Петлюры.

Ноябрь. Атаман Коцур входит в состав Повстанческой армии Махно. Галицкая армия изменяет Директории и переходит на сторону белогвардейцев.

Декабрь. Разгром армии Петлюры белогвардейскими и советскими войсками. Мятеж Волоха и Божко против Петлюры в Люборе. Они пытаются заключить союз с Красной Армией и создать украинскую Красную Армию. Но «красное» командование не принимает предложение Волоха. Блюмкин становится «красным» комбригом и членом коммунистической партии.

В фондах «Постоянного совещания по борьбе с бандитизмом» хранится документ — «Список банд в Украине» (по состоянию на май 1921 года). В правобережных уездах Екатеринославской губернии орудовали следующие банды:

Клепач 100 — самостийная
Гладченко 100
Ильченко 50
Иванов 300 — анархистская
Круглое 50
Черный 100
Чалый 100

В левобережных уездах Екатеринославщины действовали банды:

Махно ок. 5 тыс. — анархистская
Пушкарев 50 (3)
Забудько 100 (1)
Бурлака 50
Бабицкий 150 (7)
Пархоменко 200 (3)
Маруся 350 (8)
Миронов 150(1)
Каленик
Липко
Наконечный

В Полтавской губернии отмечены группировки:

Хозушко 50 — самостийная
Коваленко 50
Черный 200 (2)
Таций 50
Галайда 50
Тягло 80
Иванюк 300 — анархистская
Кониболотский 60
Семиславов 50 (8) — анархистская
Левченко 1500
Брова 200
Ромашка 1000 — самостийная
Келеберда 100
Ивченко 100
Кокоть 100
Крупский 100
Король 100
Кабан 100
Маруся Черная 100

Об одном еврейском погроме, произошедшем на Екатеринославщине в 1919 году, хотелось бы рассказать особо, тем более, что о событии этом, практически, никто не знает.

Рядом с Пятихатками, неподалёку от станции Зелёная, находится старинное местечко Жёлтое. Оно известно с 17 века. Именно в Жёлтом находилась ставка Богдана Хмельницкого во время сражения между войсками Речи Посполитой и запорожскими казаками в 1648 года. Битва, длившаяся три недели, завершилась полным разгромом поляков и стала первым крупным сражением в украинско-польской войне 1648-57 годов. В 18 веке, до упразднения Гетманщины, село относилось к Новослободскому казацкому полку. После окончательного присоединения Украины к Российской империи Жёлтое значилось волостным центром Верхнеднепровского уезда. В Жёлтом, и в окрестных местечках, проживало много евреев. Устраивались ярмарки, на которых показывали даже «живую русалку в чане».

Жили там мои предки – прадед Яков (Янкель) Гольдштейн с женой Эстер и детьми – Борисом, Феней, Соней, Абрамом и Шлёмой.
Банда погромщиков нагрянула в 1919 году. Евреев, которых поймали бандиты, они увели в степь и, выстроив на краю рва, расстреляли, либо зарубили шашками – в том числе убили и Якова, 20-летнего Абрама и 16-летнего Шлёму. Других детей – 11- летнюю Феню, ее сестру Соню и брата их – Бориса (меня назвали в его честь), спрятала их мать – Эстер Абрамовна (моя прабабушка). Так они спаслись и выжили.

Прошли десятилетия.

После Великой Отечественной войны, в 50-е годы, по инициативе Бориса Яковлевича Гольдштейна, родственников погибших, каким-то немыслимым образом, на месте гибели евреев в селе Жёлтом был установлен обелиск, состоялся траурный митинг. На обелиске были фамилии и имена убитых. Имелись фотографии этого события, но со временем затерялись, канули. Сохранились фотографии Абрама и Шлёмы, собственноручно ими подписанные 8 апреля 1916 года. На одной карточке красной тушью: «моему дорогому шурину Израилу и сестре Соне от брата Аврама Гольдштейна». На второй карандашом приписка: «мой любезный братик, где ты». В середине 80-х наша семья решила посетить Жёлтое, чтобы побыть у дорогой могилы. Выехали на машине из Кременчуга, где проживали.

Приехали в Жёлтое. Столько лет прошло, и никто точно не помнил места захоронения. Обратились в сельсовет. Феня Яковлевна, моя бабушка, спросила ответственного какого-то мужика в сельсовете, чтобы указали место, если возможно. Он коротко бросил: «Знаю место, но не покажу, сказано – ликвидировать». После долгих уговоров все же согласился, поехал впереди на мотоцикле.

Приехали на окраину села, потом еще некоторое время топали по степи. Было лето, нещадно палило солнце, пыль столбом.

То, что обнаружили – шокировало. Ров давно зарос, могила была разворочена, надгробие из красного кирпича выщерблено и осыпалось, поржавевший памятник – обелиск с пятиконечной звездой (?) – сброшен в ров и разбит.

А мужик тот «сельсоветский» сел на свой мотоцикл, ни слова не сказал и уехал.

Как смогли там убрали, попытались это место как-то обозначить. Постояли, поскорбели, помянули…

Мне было тогда лет четырнадцать.

С тех пор больше никто не был в Жёлтом, теперь уже никого из моих близких нет в живых. Я — последний из семьи Гольдштейн, кто хранит память, фотографии с родными и дорогими лицами.

Никто не пытался восстановить фамилии невинно убиенных. Уже нет свидетелей тех кровавых событий. Наверное, не осталось и участников траурного митинга в 50-е годы. И никто не укажет сейчас то роковое место.

Кто осквернил могилу, уничтожил памятник, и предал это место забвению?

В 2012 году мы обратились в сельсовет с. Жёлтое, с просьбой разместить информацию о еврейском погроме в местечке. Письмо заинтересовало администрацию и жителей деревни. На сайте села опубликован наш материал и фотографии. Однако, до сих пор по-прежнему остается невыясненным место погребения, никто из старожилов до сих пор не отозвался. Мы поставили в известность раввина Днепропетровского региона Шмуэля Каминецкого, еврейские организации области.

К сожалению, пока вопросы так и остаются вопросами. И только свеча горит и память шепчет…

Отец милосердный, обитающий в высотах, по великой милости Своей с состраданием вспомни благочестивых, прямодушных и непорочных — все общины святых, отдавших свои жизни во имя освящения Имени Твоего. Стремительны, как орлы, и могучи, словно львы, были они, исполняя волю Творца своего, желание своего Создателя. Да вспомнит Б-г наш благосклонно их, и всех праведников мира и отомстит за пролитую кровь рабов своих. Как записал в Торе Моше, избранник Б-га: «Ликуйте, все колена народа Его! Ибо отомстит Он за кровь рабов Своих, обрушит возмездие на их врагов и утешит землю свою и народ свой». И написано пророками, рабами Твоими: «И прощу я, но крови (народа моего) не прощу», — сказал Г-сподь, обитающий в Сионе». И в святых Писаниях сказано: «Зачем, чтобы народы говорили: «где же Б-г их?» Пусть станет известно об этом народам, и да увидим мы это своими глазами: отмщение за пролитую кровь рабов Твоих». И сказано: «Ибо Он взыскивает за кровь и помнит о ней, не забывает стоны страдальцев». И сказано: «Будет судить Он народы за великое множество убитых ими, покарает правителей могущественных государств, которые гордятся тем, что пьют из реки изобилия, протекающей по их земле».

На памятнике Б.Я.Гольдштейн (1904 — 1964) на еврейском кладбище в г. Кременчуге табличка с надписью: «приурочен в память отца и братьев, погибших в 1919 году».

Соня Яковлевна (1894 — 1982)

Феня Яковлена (1908-1986)

похоронены, также, на еврейском участке старореевского кладбища Кременчуга.

Автор: Борис Бабилуа

Фото предоставлено автором.

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon