Еврейский вопрос в Кременчуге 40е годы 20 века

Еврейский вопрос в Кременчуге 40е годы 20 века

Еврейский вопрос в Кременчуге 40е годы 20 века. Годы немецкой оккупации Кременчуга. Уничтожение мирного населения и решение нацистами т.н. «еврейского вопроса».

8 сентября 1941 года немецкие войска, форсировав Днепр, вошли в Кременчуг. О том, как входила в город айнзацкоманда 4-Б, о том, как начинала она, впоследствии, свою кровавую работу по уничтожению населения сообщал в Берлин её командир: Шефу тайной полиции и службы безопасности. Берлин. 19 сентября 1941 г. 48 копий / копия 36/ Доклад об оперативной обстановке. Размещение. Передовой отряд 4-Б, который прежде размещался в Крюкове, теперь переместился в Кременчуг. Работа, которой был нанесен большой ущерб акциями, в Кременчуге, началась сразу же. Штаб переедет в город по завершении восстановления моста через реку. Айнзацгруппа тоже на днях переедет, предположительно в Полтаву.

Кременчуг. Передовой отряд ЗК 4-Б вошел в Кременчуг вместе с боевыми подразделениями.

Операция проводилась под контролем вышестоящих организаций. Население города – 89 000 человек, 40% — евреи. Многие важные лица успели скрыться, среди них значительная часть – евреи. В городе и окрестностях проведены поисковые операции. Арестованы и казнены руководители среднего звена. Все учреждения без исключения опустошены. Удалось захватить некоторые материалы, представляющие местный интерес.

Став «новыми хозяевами» города, гитлеровцы с помощью автоматов и виселиц начали утверждать в нем свой «новый порядок». Была создана комендатура, управление полиции, службы СС и СД.

В городе и округе были развешаны приказы: «Кто будет прятать евреев и коммунистов – расстрел! За невыполнение распоряжений германского военного командования – казнь!»

В первые дни оккупации нацисты издали приказ, согласно которому евреи должны были регистрироваться и носить желтую звезду-нашивку – «Маген Давид», чтобы отличаться от другого населения города. Затем нацисты собрали евреев в бараки поселка Ново-Ивановка, где подвергли их различным издевательствам и неимоверным мукам. Было создано гетто. О том, что вынесли и пережили евреи, находясь в тех бараках, рассказали жители Кременчуга.

Сергей Николаевич Нагач поведал: «Когда немцы вошли в город, наша семья жила на ул. Переясловской,113. В конце сентября и в начале октября 1941 года в направлении Песчаной горы, в поселок Ново-Ивановку шли толпы еврейских женщин с детьми и пожилых людей. В один из тех дней к нам в дом зашла знакомая нашей семьи еврейка Люся с 13-летним сыном Изей и грудным младенцем на руках. Она сказала, что пришла попрощаться с нами. Всех евреев немцы собирают в Ново-Ивановке. Наверное, нас скоро расстреляют. Попрощавшись, она ушла на Песчаную гору, где и погибла вместе с детьми».

Елена Александровна Брандербург рассказала: «27 сентября 1941 года по городу был оглашен приказ о том, что все евреи должны покинуть свои жилища и явиться в специально отведенные бараки в пос. Ново-Ивановка. У них там отбирали вещи, документы. Прежние их квартиры полицаи разграбили. В бараках, где разместили евреев, не было окон, готовить пищу не разрешалось, бараки не отапливались».

Валентина Александровна Страх засвидетельствовала: «После того, как евреи были собраны в худые бараки поселка Ново-Ивановка, ко мне оттуда пришел знакомый еврей по фамилии Каневский ( к сожалению, я забыла имя того человека), бывший рабочий махорочной фабрики. Он убежал оттуда из-под охраны полиции, там охраняли их, чтобы они не разбежались.

Каневский рассказал мне обо всех ужасах, о том, как немцы содержали евреев в бараках. Им приходится жить в холоде и грязи, немцы под конвоем ежедневно гоняют евреев на тяжелые физические работы, питания не дают и постоянно избивают.

Он стал просить меня дать ему несколько картофелин. Я ему дала картошки и хлеба, а когда он стал уходить, то во дворе встретил немца, который сильно ударил его кулаком в лицо и строго крикнул: «Иди туда, куда тебя направили, а то расстреляю!»

Елена Викторовна Емельяненко вспоминала: «Когда собрали евреев в бараки поселка Ново-Ивановка, их каждый день немцы гоняли на работы в город. В городе евреи ремонтировали дороги, разбирали завалы. Однажды среди несчастных, тяжело работающих в холодную дождливую погоду, я увидела мою учительницу музыки. Я ничем не могла помочь ей. Заплакав, я убежала домой».

В конце октября 1941 года начались расстрелы. Украинская земля несет на себе особую печать трагедии еврейского народа, здесь нацисты начали первые в Европе массовые уничтожения, практически, началась реализация гитлеровского плана «окончательного решения еврейского вопроса».

Расстрелы евреев в Кременчуге осуществлял оперативный штаб высшего командования СС и полиции «Россия-Юг», который находился в городе с 18 октября 1941 года. Кровавую «работу» по уничтожению еврейского населения Кременчуга выполняла айнзацкоманда ЕК 4-Б во главе с её командиром – штурмбанфюрером СС Брауном.

О том, как расправлялись гитлеровцы с евреями, рассказали кременчужане – свидетели той трагедии.

Елена Михайловна Ремезова вспоминала: «Основная масса кременчугских евреев, не успевших эвакуироваться, была расстреляна примерно через месяц после начала оккупации, на Песчаной горе. В Крюков евреев привозили из других мест и там расстреливали».

Виктор Петрович Громыковский рассказывал: «По соседству с нами жила большая еврейская семья Бейгусов. До революции они держали магазины и занимались торговлей. Советы забрали у них магазины. Когда немцы вошли в Крюков, соседи спрашивали Бейгусов, почему они не уезжают? В ответ слышали: «немцы – цивилизованная нация, их нечего бояться». Фашисты всю большую семью Бейгус расстреляли».

Михаил Васильевич Резник, очевидец массовых расстрелов еврейского населения рассказывал: «В конце октября 1941 года я шел из села Песчаное в Кременчуг. Недалеко от Песчаной горы я остановился перекурить. Услышал выстрелы и крики. Когда повернулся в ту сторону, то увидел примерно на расстоянии 300 метров от дороги стояли в цепочку немецкие солдаты, в кругу стояла большая группа людей, думаю с тясячу было. Время было примерно десять часов утра. Из той группы немцы выводили по 20-25 человек, ставили их вряд и расстреливали.

Я задерживаться не стал и быстро пошел в город. По дороге мне встретилась группа людей, которых гнали немцы, все были евреи, как я увидел. Гнали их к тому месту, откуда слышались выстрелы. Тогда я понял, что немцы массово уничтожают евреев».

Нацисты в своих донесениях сообщали, что 28 октября 1941 года в Кременчуге было расстреляно более 3000 евреев.

Сопоставляя данные нацистских донесений и свидетельские показания М.В. Резника, можно констатировать, что Михаил Васильевич стал свидетелем самого массового расстрела евреев 28 октября 1941 года. Этот день в оккупированном Кременчуге стал самым черным днем.

Сергей Николаевич Нагач: «Прошел день или два после расстрела на Песчаной. Я со своими мальчишками-однолетками побежал к тому страшному месту. Нам показалось тогда, что земля над могилами шевелилась».

Рядом с Песчанским карьером, над поверхностью возвышалась небольшая скала. За ней простирался пустырь, заросший шелюгой. Примерно в 50 метрах от скалы стояло помещение склада взрывчатки. Рядом с той скалой и складом расстреливали евреев. Сейчас на этом месте стоят автогаражи.

Сергей Николаевич дополнил свой рассказ: «Борис Семенович Кулькис внешностью не был похож на еврея. Он в поселок Ново-Ивановку не пошел, остался в городе работать в гараже у одного немецкого офицера. Офицер хорошо относился к Кулькису. Но какая-то дворничиха выдала Бориса нацистам, за ним пришли и расстреляли».

Врач В.К. Константинович в своих воспоминаниях писал: «Тысячи евреев были расстреляны на пустырях за Ново-Ивановкой. Я, после войны, присутствовал при эксгумации. Трупы женщин, мужчин, стариков и детей заполняли глубокие рвы».

Нацисты расстреливали евреев и в Крюкове. О расстреле 124 евреев 7 ноября 1941 года сообщалось в немецких «Донесениях о событиях в СССР, №111 от 12.41г.»

Сегодня уже нет в живых тех, кто в оккупированном немцами Крюкове лично знал места захоронений расстрелянных евреев.

Говорун Мария Александровна, 1925 года рождения, в октябре 2000 г. Рассказывала:

«Мой муж Говорун Василий Васильевич (умер в 1998 г.) во время войны жил на хуторе Деевском, дома стояли на расстоянии прибл. Километра от оврага, в котором осенью 1941 г. Немцы расстреливали евреев. Однажды муж рассказал мне, как он в один из осенних дней 1941 г. Вышел из хаты и услышал одиночные выстрелы, доносившиеся из оврага, что протянулся от кирпичного завода в сторону Павлыша.

Выстрелы раздавались через короткие промежутки времени, и он после каждого выстрела наносил на земле черточку. Насчитал потом 120. На второй день от дома к дому передавали весть: в овраге немцы расстреляли евреев».

Свидетельство Василия Говоруна о количестве расстрелянных совпадает с данными отчета айнзацкомманды 4-Б, в котором сообщалось, что 7 ноября 1941 года в Крюкове расстреляно 124 еврея. Видимо их расстреливали по одному.

Харченко Петр Степанович: «После войны я со своими однолетками пас коров и коз в оврагах за кирпичным заводом. Родители рассказывали нам, что в тех оврагах осенью 1941 г. Немцы расстреляли евреев. Место, где были расстреляны несчастные, в народе называли «Кандыбино», а мальчишки называли его «Разноцветными песками», потому что размытые талыми и дождевыми водами склоны оврага состояли из прослоек разноцветного песка. Под теми песчаными обрывами и были расстреляны и закопаны евреи. Сегодня это место засыпано отходами литейного завода».

О расстрелах евреев Кременчуга повествуется в книге «Слышишь, Днепр!»: «…это было в конце 1941 г., на глазах кременчужан гитлеровцы по-зверски уничтожили семью работника Спивака. Они вывели всю семью на Крюковской мост… и столкнули в ледяную воду».

«Немцы уничтожили маленького сына Надежды Александровны Мордухович за то, что его отец был евреем».

Нацисты уничтожали евреев, также, и в лагерях для военнопленных. Бывший узник Яков Григорьевич Живолуп рассказывал: «Где-то в декабре 1941 г. Главный врач лагеря военнопленных, немец Орлянд, при большом морозе выстроил до 30 человек военнопленных, среди которых было 21 квалифицированных врачей, большинство-евреи. Помню, что были среди них доценты, доктора наук. Всех их раздели и заставили копать яму. После этого Орлянд приказал заполнить яму нечистотами, в которых повелел несчастным выкупаться в этом. Затем их расстреляли во дворе».

Рассказ Якова Живолупа записан в Акте ГЧК. В этом акте, также, зафиксирован факт расстрела доктора Геккера – помощника профессора Филатова, профессора-педагога Кантеля и врача-офтальмолога Мексона – старика лет 80.

Акт ГЧК от 29 ноября 1943 года: «Захватив Кременчуг, немецкие военные власти, в лице гебитскомиссара Рота, его помощника капитана Штрука, ст. лейтенанта Кеник, ст. лейтенанта Веира, капитана Фрорайха с первых дней начали устанавливать фашистские порядки с присущим им методом жестокости, рассчитанной, главным образом, на массовое истребление мирного населения, в т.ч. еврейского и цыганского.

Была объявлена регистрация, начались массовые аресты советских граждан. За одного убитого немецкого офицера арестовывали по 200-300 человек.

За период оккупации г. Кременчуга немецко-фашистскими захватчиками истреблено советских граждан до 60 000 человек. Замученные и расстрелянные фашистами советские граждане зарывались в следующих местах: на Песчаной Горе (северо-восточная окраина Кременчуга – 36 ям-могил), на территории лагеря военнопленных «Шталаг 306 –А – вблизи кладбища 11 ям-могил, на территории лагеря №306-В – 15 ям-могил. Всего при помощи населения и бывших военнопленных комиссия обнаружила 62 крупные ямы-могилы, представляющие траншеи размером от 40-30 метров длины, 15-20 метров ширины, около 6 метров глубины. Общая кубатура обнаруженных ям-могил – 1400 куб.м. Количество трупов в этих местах распределяется следующим образом:

1 Песчаная Гора – до 2 000 чел.

2.Лагерь военнопленных «А» -до 30 000 чел.

3. Лагерь военнопленных «В» -до 18 000 чел.

Комиссией из 62 ям-могил были вскрыты 16, извлечено 736 трупов. На Песчаной Горе, в подавляющем большинстве, были обнаружены трупы гражданского населения (преимущественно еврейской и цыганской национальности). Обнаружены также детские останки. Большинство трупов – с огнестрельными следами в затылочной, височной и грудной областях, у детей, в большинстве случаев, серьезных следов травматического характера не обнаружено.

Обнаружен труп женщины с грудным ребенком у груди. На трупе женщины огнестрельные следы в области затылка, на трупе ребенка никаких следов травматического характера не обнаружено. Обнаружены трупы с завязанными руками и глазами. В ямах- могилах обнаружены предметы домашнего обихода (тарелки, чашки, ложки, чайник документы, деньги), предметы религиозного культа (молитвенники, молитвенные покрывала, ермолки).

В лагерях военнопленных большинство трупов обнаружено без явных следов травматического характера. Из 736 трупов, извлеченных из ям-могил, мужчин – 625, женщин, подростков – 26, детей -11. Ряд трупов опознан, например, Григоровская Анна Александровна, жительница Кременчуга, опознала своего сына Григория 33 лет, Шерстюк Прасковья Максимовна опознала сына Петра, Игнатьева Анастасия Филипповна, узнала из числа расстрелянных евреев: Дубинскую – 65 лет, торговца глиной Лейбу – 65 лет, женщину по имени Вера – прибл. 50 лет. Прихожая Анна Ивановна узнала своего мужа – Прихожего Кузьму Кирилловича, Ванжула Пелагея Тарасовна опознала труп сына – Милько Александра. Гражданка Белоконь опознала труп своего мужа – рабочего электростанции. Всего опознано 15 трупов.

Из 60 000 погибших советских граждан в г. Кременчуге, до 50 000 – военнопленных, до 8 тыс. – еврейского населения, и до 2 000 – прочего гражданского населения (в т.ч. цыган).

Комиссия считает ответственными за все вышеперечисленные преступления следующих: гебитскомиссара Рота, его помощников: капитана Шурака, ст. лейтенанта Кеника, ст. лейтенанта Веира, капитана Фрорайха, начальника лагеря военнопленных майора Цолина, коменданта лагеря Зайтеля, зам. Начальника лагеря майора Рутлова, главврача лагеря военнопленных Орлянда, врачей Шуля, Кебрюка, зав. Продовольствием лагеря фельдфебеля Галиуса, начальников биржи труда Фромельда и Шауха, шефа паспортного стола при СС – Руденфальда.

29 ноября 1943 г. Полтавский обл. гос. архив, фонд Р-3388.

Оп.1, д.688, л.1-11. Копия.

Следует заметить, что тогда ГЧК в своем Акте не зафиксировала обстоятельств уничтожения мирного населения (в большей степени еврейского) в Крюкове, т.к. в то время Крюков еще находился в руках немцев. Фашисты оставили Крюков только 25 ноября 1943 года. Акт же члены Комиссии к тому времени уже составили и 29 ноября, подписав его, отправили в вышестоящие органы.

И еще: из 62 могил было вскрыто только лишь 12. Каково же точное число погибших?

Кровавую работу по уничтожению населения выполняла айнзацкоманда 4-Б, командиром которой был штурмбанфюрер СС Браун, а также отряды т.н. «украинской полиции». После своих изуверских деяний нацисты составляли отчеты. Архивы сохранили эти страшные доклады. Они носят название «Донесения о событиях в СССР, № 111 от 12.41г. Из них узнаем, что айнзацгруппа 4-Б за период с 13 по 26 сентября 1941 года расстреляла в Кременчуге 125 евреев, а 28 октября того же года – более 3000.

После расстрелов немецкие власти произвели перепись населения г. Кременчуга. Согласно переписи от 31 октября 1941 г. В городе проживало 31573 чел., из них украинцев – 28524, русских – 1656, евреев – 1100, других, в т. Ч. цыган – 293 чел.

В ноябре нацисты продолжили карательные акции против еврейского населения.

Согласно «Донесению о событиях в СССР» от 7 ноября 1941г. в Крюкове было уничтожено 124 еврея, 8 ноября 1941 г. В Кременчуге было истреблено 148, а 15 ноября того же года в Кременчуге нацисты расстреляли 103 человека.

Согласно переписи населения на 31 октября 1941 г. в городе еще оставалось 1100 евреев. Немецкие отчеты свидетельствуют, что в ноябре 1941 г. было расстреляно еще 375 человек. Исходя из этих данных, на конец 1941 г. в Кременчуге оставалось еще 725 евреев.

В начале лета 1942 г. фашисты провели еще одну перепись населения. По переписи на 10 июня 1942 г в Кременчуге проживало всего 31 818 человек. Из них 12 700 – мужчин и 19 118 женщин. Украинцев было 29 337, русских -1 818, немцев -100, других – 563. Как видим, евреи и цыгане в данных теперь вовсе не упоминались.

К лету 1942 г. нацисты уничтожили почти все еврейское и цыганское население города.

Расчеты подтверждают, что в Кременчуге от рук нацистов и их приспешников погибло около 5 тысяч евреев, а не около 8 тысяч, как сообщалось в Акте ГЧК.

Увеличение жертв больше реальной цифры произошло, очевидно, за счет евреев, привезенных из других мест Украины. Материалы ГЧК дают более высокую цифру. Так, в Лубнах, якобы, было уничтожено 4,5 тыс. евреев. / ГАРФ, ф.7021, оп.70, д. 981, л.8 /, в Кременчуге и Полтаве – по 8 тыс. / ГАПО, ф.р-4085, оп.3, д.227, б.л.З к /.

Автор: Борис Бабилуа

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon