Иерусалим в Украине. О городе Кременчуге Полтавской губернии

Иерусалим в Украине. О городе Кременчуге Полтавской губернии

Иерусалим в Украине. О городе Кременчуге Полтавской губернии

ПРЕДИСТОРИЯ

НАЧАЛО

I

Иерусалим в Украине. О городе Кременчуге Полтавской губернии. Обычно возникновение городских еврейских общин, и не только в Российской империи, являлось следствием постоянной миграции евреев. В поисках приюта по одному, либо малыми группами, евреи прибывали в тот или иной город и, если находили его подходящим для проживания, там оседали. С течением времени, благодаря вновь прибывавшим а также естественному приросту, их число постепенно увеличивалось и по мере этого зарождалась и развивалась в том городе еврейская общинная жизнь.

В Кременчуге же формирование еврейской общины произошло совершенно иначе. В нем она возникла практически сразу, минуя долгий этап становления. Причиной столь нехарактерного явления послужило желание Екатерины II заселить недавно образованную на территории Северного Причерноморья Новороссийскую губернию, в которой Кременчуг был не только административным центром, но и единственным городом.

Решение допустить евреев в страну далось императрице непросто. Вначале своего правления она, продолжая политику своей предшественницы Елизаветы, категорически возражала, чтобы евреи проживали в России. Однако необходимость освоить пустынную Новороссию, куда переезжать из российских граждан особо никто не хотел, заставила ее изменить подход к данному вопросу. И поэтому, когда во время войны с Турцией 1768 – 1774 годов из армии в числе пленных стали присылать евреев, в 1769 году издала указ, которым запрет на их проживание в пределах государства сняла, но с одной принципиальной оговоркой. Селиться евреям было дозволено только в Новороссийской губернии.

Таким образом, Новороссийская губерния стала первым местом в Российской империи, где евреи, спустя более 40 лет со времени царствования Екатерины I1, получили право на постоянное жительство, а возникшая в Кременчуге еврейская община стала первой городской общиной, вновь образованной на территории страны.

II

Увы, но данные, которые бы конкретно указывали на дату прибытия первых еврейских поселенцев в Кременчуг безвозвратно утеряны. Однако, с учетом сказанного выше, вполне логично предположить, что в городе они появились около 1769 года, а именно после упомянутого указа Екатерины II.

Дошедшие же до нас самые ранние свидетельства о пребывании евреев в Кременчуге датированы одиннадцатью годами позже и относятся только к 1780-му году. В «Памятной адресной книжке Кременчуга на 1875 год», в частности, сказано:

«Еврейский элемент, составляющий в настоящее время едва ли не  большую половину населения Кременчуга, как видно из сохранившихся сведений, в минувшем столетии населял Кременчуг уже «в немалом числе» и в 1780 году евреи имели здесь недвижимое имущество и особый свой госпиталь, переименованный в 1801 году в больницу».

Если историю проживания евреев в городе условно разделить на отдельные периоды и начальный из них ограничить первыми годами 19-го века, то в дополнение к указанным в цитате фактам можно добавить всего лишь несколько:

— в 1795 году в Кременчуге проживали 336 евреев мужского пола.

Тогда же двух евреев избрали в словесные судьи. Однако привели их к присяге и ввели в должность только через несколько лет особым постановлением местной Думы после того, как те подали жалобу в городской магистрат.

— по «Топографическому описанию Малороссийской губернии 1798 – 1800 годов», единственном сохранившемся документе, где указываются названия всех 14-ти кременчугских улиц, имеется улица Еврейская.

— в 1801 году в Кременчуге вместе с уездом числилось 454 еврея-плательщика налогов, а еврейском госпитале призревалось 25 человек.

— в 1804 в городе проживали 502 еврея, из них купцов 3-ей гильдии 20  и мещан 482.

Среди городских сапожников было 11 евреев, а среди портных – 20.

Еврейские купеческие капиталы составляли в Кременчуге – 10055 руб., а процентные с их капитала – 226 руб. 232/7 коп.

— в 1806-ом еврейское население составляло в Кременчуге 457 человек или 11.6%. Из них купцов третьей гильдии  – 21 и мещан 436.

Тогда же «предполагалось быть устроенным» каменное ремесленное еврейское училище и уже существовала «еврейская деревянная в доме одного из евреев школа».

И, наконец, интересный вывод следует из официальных данных о самых крупных еврейских общинах Российской империи конца 18-го – начала 19-го веков, приведенных в Еврейской электронной энциклопедии (статья «Россия. Демография еврейского населения Российской империи (1772 – 1917)», таблица 8). Согласно им молодая община Кременчуга по своей численности (около 500 человек) входила в первую их десятку. Более многочисленными на тот момент являлись лишь издавна существовавшие общины бывших польских городов, которые Россия присоединила в последней трети 18-го века в результате разделов Польши.

Для точности отметим, что в то время:

— во-первых, статистика учитывала только мужское население

и

— во-вторых, официальные данные о численности евреев власть, как правило, занижала.

Стало быть с определенной долей вероятности можно говорить, что на рубеже 18-го – 19-го веков общее количество евреев (мужского и женского пола) составляло в Кременчуге порядка 1000 человек.

1 В апреле 1727 года императрица Екатерина издала указ о немедленной высылке евреев из пределов России.

О ФАБРИКЕ СУКНОДЕЛИЯ

I

Осенью 1809 года в Кременчуге произошло событие, которое предопределило судьбу не только местных евреев, но, пожалуй, и евреев всей Российской империи. Тогда, согласно решению министра внутренних дел, в городе открыли экспериментальную фабрику сукноделия. Ее называли еще фабрикой-школой или же училищной фабрикой для евреев. Цель задуманного проекта состояла в том, что через приобщение нуждающихся евреев к производительному труду (в данном случае изготовлению необходимого стране сукна) обеспечить их занятость, а новизна заключалась в том, что впервые на государственном предприятии предполагалось использовать только труд еврейской бедноты. Последним, собственно, и объяснялся выбор Кременчуга, как места эксперимента. В городе, по тогдашним меркам, имелась достаточно большая еврейская община530 человек1, среди которых было много неимущих лишенных всякого заработка людей.

В случае успеха эксперимента, наработанный опыт правительство намеревалось распространить в других местах империи.

Для обеспечения предприятия рабочей силой, министр внутренних дел предписал разъяснить евреям пользу от нововведения и привлекать на фабрику всех, кто по бедности никакого другого занятия избрать не мог.

Будущих работников приглашали вместе с семьями, при этом всем обещали казенное жилье, одежду, деньги на пропитание, а также освобождение от налогов и военного постоя. Приходившим устраиваться говорили, что пройдя курс обучения и проработав год на предприятии, они смогут затем самостоятельно, по собственному выбору, трудиться на подобных производствах в других городах, а при желании даже открывать собственные.

Поверив обещаниям, евреи в начале откликнулись на предложение и, буквально, через два месяца после открытия на фабрике проживало 30 семей или 150 человек обоего пола, считая жен, детей и родственников. Еще через два месяца, в феврале 1810 года, число семей увеличилось до сорока.

Однако уже вскоре всем работавшим на предприятии стало ясно  – действительность, с которой они ежедневно сталкивались на фабрике, оказалась далека от той радужной и обнадеживающей, на какую надеялись. Непрочно построенный двухэтажный корпус, приобретенный для проекта за самую низкую цену, требовал ремонта. В комнатах, где отсутствовали перегородки, ютились по несколько семей. Государственная помощь поступала не полностью, а с января 1811 года выплаты так называемых «кормовых» и вовсе прекратилась. За невыполнение производственных норм разрешались телесные наказания. Дети трудились в цехах вместе с родителями, но за меньшую плату…

Ощутив такое к себе отношением, люди стали убегать из фабрики. Только с 1809 по 1811 годы, в период ее становления и расцвета, оттуда бежали 149 рабочих (81 мужчина и 68 женщин). Чтобы представить масштаб данного явления, отметим: в апреле 1810 года на предприятии трудились 148 человек.

Помощник инспектора фабрики докладывал, что евреи целыми семьями в ночное время «в окна от улиц из казарм своих бежали».

Возникают вопросы:

— почему именно бежали ?

— почему целыми семьями?

— почему тайно, ночью, через окно?

Ответ напрашивается одинвсем пришедшим работать на фабрику, запрещалось самостоятельно ее покидать. И, если так, то кременчугский эксперимент был ничем иным, как попыткой царского правительства превратить неимущих евреев в подневольных крепостных рабочих. Неспроста, очевидно, поступавших на предприятие переименовывали в «казенных мастеровых суконщиков».

II

Затея правительства бесславно провалилась. В том числе благодаря неравнодушной позиции кременчугского кагала2.

Буквально с первых дней существования фабрики кагал принимал самое, что ни на есть непосредственное участие в судьбах проживавших там соплеменников.

Сперва руководство общины совместно с городским раввином добилось от вице-губернатора разрешения работникам самостоятельно обустраивать предоставленное жилье и, что крайне важно, устанавливать обеспечивающие семейную уединенность перегородки. Для евреев это был вопрос не только этики и эстетики семейного быта, но и религии. Ведь еще  РАШИ3, крупнейший толкователь ТАНАХа4, коментируя недельную главу Торы5 Балак, отмечал, что колена Израиля жили в отдельных шатрах, чьи входы «не устроены друг против друга, чтобы никто не заглядывал в шатер своего ближнего».   

Позже, после отмены кормовых, кагал, против воли генерал-губернатора Малороссии, по собственной инициативе сам начал снабжать живущих на фабрике продовольствием  и тем самым спас их от голода.

А еще через некоторое время он вновь пошел на конфликт с высоким начальником, на сей раз из-за предоставления работавшим на фабрике дополнительного отпуска по случаю празднования Песаха.

Последний эпизод заслуживает особого внимания и вот почему. Во-первых, он отчетливо указывает на крепкую связь евреев со своими религией и традицией, а, во-вторых, дает веские основания рассматривать фабрику, как орудие, которое правительство собиралось использовать  для ослабления данной связи.

Общеизвестно, что в соответствии с еврейским законом праздничные дни всегда противопоставляются будням. Наряду с категорическим запретом на работу (принуждать верующего еврея работать в праздник – означает заставлять его нарушить закон), их также отличает строго установленный для каждого праздника свой особый ритуал. Потому-то и ходатайствовал кагал перед генерал-губернатором о предоставлении евреям отпуска за неделю до Песаха, чтобы дать им возможность заработать и «как по еврейскому закону следует, приготовить особую пищу». Так что решительность его в данном случае вполне объяснима – спор шел не из-за дополнительных выходных, а за право евреев оставаться евреями. Не стало бы руководство общины без каких-либо уважительных причин обострять и так непростые отношения с генерал-губернатором…

III

Фабрика просущестовала до 1817 года. Ни одной поставленной перед ней цели достигнуто не было. На момент закрытия там трудились всего 9 евреев. Остальными работниками являлись заключенные!

Воспринимается смешно, но основную причину срыва эксперимента с училищной фабрикой власть увидела не в собственных организационных просчетах, а во вмешательстве кагала, вступившегося за интересы своих соплеменников.

1 В источниках не указано, то ли это численность всего еврейского населения в Кременчуге, то ли только мужского. 2 Кагал – орган общинного самоуправления, стоявший во главе отдельной еврейской общины. Кагал  являлся посредником между общиной и государством.

3 РАШИ (акроним словосочетания «Рабейну Шломо Ицхаки» — «наш учитель Шломо сын Ицхака». Шломо бен Ицхак; 1040 – 1105) – выдающийся средневековый комментатор ТАНАХа.

4ТАНАХ ( תנַ"ךְ‎, акроним ивритских слов тора, нэвиим, ктувим – тора, пророки, писания) – принятое в иврите название еврейского священного писания

5 Тора  (תורה  – учение) – еврейский религиозный закон. Торой также называют пять первых книг ТАНАХа (Пятикнижие). Недельная глава Торы представляет собой отрывок из Пятикнижия, который читают в синагоге каждую субботу во время публичного Б-гослужения. Недельная глава Торы представляет собой отрывок из Пятикнижия, который читают в синагоге каждую субботу во время публичного Б-гослужения.

ЦЕНТР ХАБАДА

I

Первым центром ХАБАДа1, ныне одного из самых многочисленных течений в иудаизме, было белорусское местечко Лиозно – там проживал его основатель раввин Шнеур Залман2 (известный также как Алтер Ребе3  – в переводе с идиша Старый Учитель) и там, собственно, на исходе 18- го века ХАБАД возник.

С переездом раби4 Шнеура Залмана в близлежащие Ляды5, туда соответственно переместился и центр движения, где он находился вплоть до средины 1812 года.

Третьим же по счету центром ХАБАДа принято считать Любавичи, также небольшое белорусское местечко, в котором на протяжении более столетия проживали пять поколений его духовных лидеров.

Тем не менее, фактически, вслед за Лядами центром ХАБАДа был  Кременчуг и только после него известные всему еврейскому миру Любавичи.

Именно в Кременчуг из Ляд переехал вместе с семьей раби Дов Бер – сын и приемник раби Шнеура Залмана на посту лидера движения и именно в Кременчуге уже будучи главой ХАБАДа постоянно (выделено автором) проживал вместе с близкими с конца месяца тевет 5573 года (конец декабря – начало января 1813) вплоть до первых чисел июня того же года,.

Причиной переезда раби Дов Бера из родной Белоруссии в Украину послужило решение отца. Раби Шнеур Залман, как известно, являлся непримиримым противником Наполеона Бонапарта. Поэтому, когда французские войска в 1812 году вторглись на территорию Российской империи и вплотную приблизились к Лядам, он, чтобы ничего не оставить захватчикам, сжег свой двор и вместе со всей семьей присоединился к отступающему обозу русской армии.

Столь острая и, на первый взгляд, странная неприязнь основателя ХАБАДа к французскому императору объясняется довольно просто. Лидер французов, который проводимыми  реформами содействовал позитивным переменам в социальном и экономическом положении еврейского населения, нес в широкие массы идею избавления общества от религии. Такая политика, по глубокому убеждению Алтер Ребе, для евреев была губительна, ибо вела их к утрате самобытности. Смириться с подобной перспективой автор «Тании»6 не мог. Он говорил:

«Если победит Бонапарт, то увеличится богатство Израиля и слава Израиля, но отдалятся сердца Израиля от Отца их Небесного. Если же победу одержит Александр (российский император, прим. автора) то хоть и увеличится бедность Израиля и будет унижена слава Израиля, однако прикрепятся сердца Израиля к Отцу их Небесному». 

Поэтому во время войны пожилой уже раби Шнеур Залман проявил удивительную энергию и незаурядный организаторский талант, когда создавал сеть добровольных разведчиков из евреев и призывал своих многочисленных последователей оказывать всяческое содействие русскому царю.

II

Из-за отсутствия каких-либо свидетельств, сегодня доподлинно не известно почему основатель ХАБАДа местом своего дальнейшего проживания избрал именно Кременчуг. Но вполне вероятно, что на его решение повлияли, как минимум, два момента. Первый – это уверенность в недосягаемости Кременчуга для французских захватчиков и второй –наличие в городе одной из крупнейших еврейских общин России.

Однако как бы там ни было, но сам факт выбора раби Шнеуром Залманом  Кременчуга, однозначно указывает на то, что уже в начале 19-го столетия Кременчуг был известным в еврейской духовной среде городом.

К глубокому сожалению, добраться до конечной цели вынужденного путешествия основателю ХАБАДа не довелось. Преодолев большую часть изнурительного пути, он тяжело заболел и ночью, на исходе субботы, 24 числа месяца тевет 5573 года (27 декабря 1812 года) в возрасте 67 лет скончался в селе Пены Слободско-Украинской губернии (ныне Курская область). Родные похоронили его в Гадяче, небольшом уездном городе Полтавской губернии недалеко от Кременчуга. Тем не менее в Гадяче семья раби Шнеура Залмана не осталась, а поселилась, как он того хотел, в Кременчуге, где и пробыла вплоть до переезда в Любавичи.

III

За тот непродолжительный период, пока Кременчуг служил ценром ХАБАДа, в нем произошли, по крайней мере, три примечательных в истории движения события.

Событие первое – на исходе месяца тевет Дов Бер принял на себя пост Ребе (духовного лидера движения), возглавив после раби Шнеура Залмана его последователей.

И хотя нигде не указано, что произошло столь знаменательное событие непосредственно в Кременчуге, в этом достаточно легко убедиться, сопоставив имеющиеся факты:

— известно, что главой ХАБАДа раби Дов Бер стал в конце месяца тевет 5573 года (декабрь, 1812 года), то есть сразу же после смерти отца раби Шнеура Залмана (Шнеур Залман, как отмечалось выше, ушел из жизни 24 числа);

— в письме, написанном в период  между месяцами тишрей и тевет  5574 года (сентябрь 1813 – январь 1814 годов), Дов Бер отмечает, что в день кончины отца он находился по пути в Кременчуг, куда был послан найти жилье,

— в то же время, из письма, написанного им раннее, а именно зимой 5573 года (1813 года), видно, что о смерти раби Шнеура Залмана он узнал будучи уже в самом городе.

Телеграф и телефон к тому периоду еще не изобрели. Значит горькую весть раби Дов Бер мог получить только после похорон отца (у евреев оттягивать похороны не принято).  Следовательно, все семь дней траура по покойному (обряд шива) он, как требует того традиция, безвыездно провел в Кременчуге.

Вместе с тем, как отмечено ранее, пост Ребе Дов Бер принял в конце месяца тевет, в котором всего 29 дней. Значит главой хасидов ХАБАДа он мог стать лишь в Кременчуге, что и требовалось доказать.

Событие второе – будучи уже в ранге Ребе, Дов Бер принял в Кременчуге делегацию царского правительства, прибывшую к нему в связи с кончиной отца. Во время приема он поднял перед представителями власти вопрос о выделении евреям дополнительных земель и таким способом содействовать распространению среди них занятий сельским хозяйством.

Предыстория той встречи такова. Узнав о смерти раби Шнеура Залмана, министр по военным делам созвал совещание, на котором, желая достойно оценить роль основателя ХАБАДа  в победе России над Наполеоном, решил составить соболезнование и с официальной делегацией отправить его семье покойного.

В состав правительственной делегации, направленной в Кременчуг, вошли представители власти Чернигова, Полтавы и Одессы. Документ, который они привезли Дов Беру, кроме прочего, содержал вопрос: каким образом государство может воздать должное раби Шнеуру Залману за тот огромный вклад, который он внес в победу царя над врагом.

Раби Дов Бер на встрече ничего не попросил для себя лично. Однако, воспользовавшись случаем, выразил пожелание, чтобы руководство страны больше внимания уделяло нуждам еврейского населения и предприняло конкретные шаги по изменению к лучшему его экономического положения. В частности, он просил предоставить евреям участки земли с целью более широкого приобщения их к земледелию.

Как показало время, просьба Среднего Ребе (так хасиды называли и называют раби Дов Бера) не осталась без внимания. Для создания новых еврейских земледельческих колоний (первые были основаны еще до войны с французами) правительство выделило дополнительные земли в районе Херсона. Таким образом получил развитие проект, задуманный и начатый еще раби Шнеуром Залманом. 

И, наконец, событие третье. Именно В Кременчуге, исполняя царское Положение «О устройстве Евреев» от 1804 года, предписывавшему евреям, в числе прочих требований, принять постоянную фамилию, раби Дов Бер взял фамилию Шнеури, а Менахем Мендл, известный также под именем Цемах Цедек (внук раби Шнеура Залмана и приемник раби Дов Бера на посту Ребе) фамилию Шнеурсон7. Таким методом оба решили обозначить свою близкую связь с раби Шнеуром Залманом.

В письме от 6 числа месяца ияр 5699 года (25 апреля 1939 года)  раби Йосеф Ицхак Шнеерсон, шестой глава любавических хасидов, так описывает произошедшее:

«Органы власти в Кременчуге, зная о стараниях Старого Ребе в годы войны быть полезным правительству, очень хорошо относились к его семье,. И даже во время исполнения постановления о принятии фамилий семье Старого Ребе на выбор фамилии было дано около двух месяцев в то время, как другим только несколько дней.

Мой прапрадедушка Средний Ребе выбрал себе фамилию Шнеури, а прадедушка Ребе Цемах Цедек – Шнеурсон»8. 

Таким образом можно с полным основанием утверждать: известная всему еврейскому миру фамилия Шнеерсон, которую носили четыре поколения духовных лидеров ХАБАДа, имеет кременчугские корни. 

IV

В рассматриваемый период наблюдался подъем хасидского движения и хасиды из разных мест, признав в раби Дов Бере своего лидера, посещали Кременчуг. Одни просили его остаться в Украине, другие вернуться к себе на родину в Белоруссию. Средний Ребе посчитал нужным вернуться и после праздника Шавуот (в 1813 году его отмечали 4-го июня) вместе с семьей отправился в Любавичи, где основал новый, четвертый по счету, центр ХАБАДа.

Раби Дов Бер прожил в Кременчуге недолго, всего несколько месяцев, однако, как показало время, пребывание его там не прошло бесследно. Идеи раби Шнеура Залмана прочно овладели умами местных евреев и Кременчуг с течением лет занял одно из самых почетных мест в списке хасидских городов Российской империи.

Наглядной иллюстрацией сказанному служит письмо Седьмого главы ХАБАДа  Менахема Мендела Шнеерсона одному из своих адресатов Давиду Адлеру.

В нем Любавический Ребе, в частности, писал:

«…Вдвойне мне было приятно читать, что господин помнит о том, что происходит  из семьи Моисеевых, известной хасидской семьи из известного хасидского города Кременчуга». 

Письмо датировано месяцем ав 5732 года (июлем 1972 года).

Как видим, Любавическй Ребе определил Кременчуг не как «известный еврейский город», а как «известный хасидский город» (выделено автором). В рассматриваемом случае данное замечание существенно и вот почему.

Обычно, в повседневной жизни, хасидами называют добропорядочных людей, и не только, между прочим, евреев. К примеру, «хасидей а-олам»  (праведниками Мира) назывют на иврите тех, кто спасал евреев от преследования нацистов в годы второй мировой войны.

Что же касается раввинистической литературы, то в ней хасидами считают, во-первых, исключительно евреев, а во-вторых, лишь тех, кто отличается особым усердием в соблюдении предписанных Торой законов.

Следовательно, назвав Кременчуг известным хасидским городом, ребе Менахем Менл Шнеерсон, тем самым подчеркнул, что в нем проживало много хасидов, иными словами евреев, для которых служение Всевышнему цель и смысл бытия  и которые своим поведением определяли характер общины. 

1 ХАБАД – (חב''ד, акроним ивритских слов хохма, бина, даат – мудрость, понимание, знание), в настоящее время одно из самых многочисленных и распространенных течений в иудаизме. Представителей ХАБАДа называют хабадниками или любавическими хасидами.

2 Шнеур Залман (1745 – 1812 по старому стилю) – раввин, основатель ХАБАДа.

3 Ребе – в хасидизме титул духовного главы движения.

         Среди ашкеназских евреев уважительное обращение к раввину.

4 Раби – дословно «мой учитель», используется как почтительное обращение

5 Ляды – местечко близ Могилева (Беларусь).

6 «Тания» (תניא) – главный труд раби Шнеура Залмана, представляющий собой последовательное систематическое изложение учения ХАБАД.

7 В русскоязычной литературе фамилию Любавических Ребе Шнеурсон принято писать Шнеерсон.

8 Все переводы, за исключением классических религиозных текстов выполнены автором.

Автор: Б.Шепетовский. «Иерусалим в Украине. О городе Кременчуге Полтавской губернии». Еврейская община Кременчуга. 2014

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon