Кременчугские мосты и переправы в годы Великой Отечественной войны

С давних времён переправлялись люди через реку Днепр в районе Кременчуга. Летом на лодках или плотах, в малую воду – вброд, зимой по льду, а в период ледостава или ледохода – ни как не переправлялись – сидели на разных берегах. Шло время, и необходимость постоянно действующей переправы возрастала. Лодки уже не справлялись и между Крюковом и Кременчугом стали наводить наплавные мосты и устраивать паромные переправы, но в межсезонье связь между берегами по-прежнему прерывалась. Строительство капитального моста назрело давно, но у городских властей в те времена (к слову, как и в нынешние), средств на это не было.

 К счастью, через Кременчуг пролегла нитка Харьковско-Николаевской железной дороги. Что бы соединить два её участка в единую линию, правительство Российской империи изыскало средства на строительство капитального железнодорожного моста через реку Днепр.

Проектирование и строительство моста было поручено инженер-полковнику А. Струве. Струве уже приходилось проектировать и строить мосты через р. Оку в Коломне, Серпухове и через Днепр в Киеве. Но мост через р. Днепр в Кременчуге самый большой из всех построенных А. Струве ранее.  Металлический мост в Кременчуге состоял из 11 железных ферм, опирающихся на два каменных устоя по обоим берегам реки и речных быках, основанных на кессонах. Длина моста – 962м [1]. Основания быков и береговых устоев опущены до скального грунта. Рельсы были уложены на поперечные балки ферм, а для проезда гужевого транспорта был сделан настил из досок. Струве строил мост основательно и не удивительно, что восстановленный после войны новый мост опирается на теже быки. Его строительство было завершено на год раньше запланированного срока, что сэкономило казне более 1 млн. руб.

Торжественное открытие и освящение моста состоялось 25 марта 1872 года. Вслед за мостом в Кременчуге А. Струве построил знаменитый Литейный мост в Петербурге.

Кроме моста через р. Днепр в г. Кременчуге, в это же время был построен меньший ж. д. мост через речку Кривая Руда [2]. Эта речка когда-то протекала сразу за станцией Кременчуг. Мост был оборудован шандорами – специальными устройствами для регулирования стока реки. В разлив вода подходила до самой насыпи железной дороги. По мосту были проложены четыре ж. д. пути. Теперь на этом месте автомобильный тоннель с ул. Леонова на объездную дорогу в направлении «1-о Занасыпа» и  города Полтавы. Нынешние жители г. Кременчуга, даже не могут себе представить, что сотню лет назад это место имело совсем другой вид!

Переправа через р. Днепр в его среднем течении сделала Кременчуг предмостным городом стратегического значения, ведь ближайшие мостовые переходы были лишь в г. Черкассы и в г. Днепропетровске. Надо ли говорить, что захват моста был главной задачей всех военных компаний проводившихся на берегах Днепра в его среднем течении.

В простонародье этот мост стал называться «Крюковским». С Крюковским мостом связаны несколько исторических событий нашего города. В 1919 году на мосту «их благородия» белоказаки, проявив «исключительное мужество и героїзм», зарубили шашками шестерых девчат комсомолок-подпольщиц махорочной фабрики. «Христолюбивые» казаки, по «христианскому» же обычаю, сбросили тела изрубленных девушек в воды Днепра…».

До войны на одном из домов по ул. Шевченко (съезд с моста тогда выходил на эту улицу) была установлена памятная доска, рассказывающая об том событии. На памятной доске, открытой 13 ноября 1936 года, (автор — архитектор Л. Шлапаковский) в рамке из гранита были установлены  их фотографии и перечислены имена: В. Готлиб, Э. Гордон, Э. Брандман, П. Каплун, Ж. Лознер, С. Гальпер. Текст над фотографиями гласил: «На цьому мосту, від злодійської руки білих бандитів, загинули смертю хоробрих кращі донькі Ленінського комсомолу». Немцы в 1941 году разрушили эту памятную табличку, и только спустя много лет, с правой стороны подъёма на Крюковский мост, погибшим девушкам был поставлен памятник из красного гранита.

А на другом берегу Днепра в Крюкове у моста стоит памятник революционным матросам Днепровской флотилии. Костяк флотилии составляли матросы-балтийцы, прибывшие в Кременчуг из Кронштадта. Командовал флотилией матрос А. В. Полупанов. Большую помощь в организации флотилии оказал житель нашего города В. А. Мягкий, избранный в 1919 году делегатом на VII съезд Советов. Штаб флотилии размещался на бронепоезде № 8. Флотилия принимала активное участие в боях против «деникинцев» и многочисленных банд. В сентябре 1920 года в тяжёлом бою матросы не позволили переправиться на левый берег Днепра и соединиться с махновцами большому отряду бандитов. В память о героических моряках, в 1940 году был поставлен этот памятник. Авторами памятника были самодеятельные скульпторы Молчанов и Г. Дзюба. В 1988 году памятник реконструировали, и он принял теперешний облик. Авторы проекта  скульпторы П. Чечель и Н. Посикира.

По мосту Струве в обе стороны шли эшелоны, проезжали машины и телеги, под мостом проходили караваны судов. Грузовой поток не прекращался ни на один день. В 41-м в Кременчуг пришла война. Пошли по мосту военные поезда, им навстречу пошли эшелоны с оборудованием эвакуированных предприятий, потянулись на восток первые беженцы.

В июле начались бомбёжки железнодорожного моста, станции Кременчуг и Крюков-на-Днепре. Мост и ж. д. станции Кременчуг и Крюков прикрывали два отдельных зенитно-артиллерийских дивизиона (ОЗАД): 56-й, 505-й и 96-я отдельная зенитно-пулемётная рота. На вооружении они имели 76 мм зенитные орудия и установки счетверённых пулемётов. Прикрытие объектов на правой стороне Днепра поручалось 505-му ОЗАД, объекты на левом берегу прикрывал 56-й ОЗАД и пулемётная рота. Силы были невелики, но зенитчики уверенно делали своё дело, немцам никак не удавалось разбомбить Крюковский мост. 21 июля 41-го года, во время массированного налёта на Кременчуг, немцы применили хитрость, которая им удалась. Один из пилотов Ю-87 зажёг дымовую шашку и стал имитировать падение. Наблюдавшие со стороны за бомбёжкой местные жители обрадовались, что нашим зенитчикам удалось подбить вражескую машину. Самолёт шёл со снижением в сторону р. Днепр с Крюковской стороны. Зенитчики не стали вести огонь по «подбитой машине» и стреляли по другим целям. Юнкерс снизился, немецкий пилот чуть довернул самолёт и, оказавшись над мостом, сбросил бомбы. Одна из них попала в основание 4-го пролёта. Взрыв, и пролёт стал медленно оседать в Днепр. Достигший попадания Юнкерс, взревел моторами, и стал уходить с набором высоты в западном направлении. Ему вслед захлопали запоздалые выстрелы зениток.

После разрушения Крюковского моста сообщение между берегами было нарушено. Все взоры обратились к речникам. Перед ними была поставлена задача: организовать две нитки переправы между берегами Днепра. Одна нитка переправы действовала выше разрушенного моста от рыбколхоза, чуть выше моста с Крюковской стороны, другая – ниже моста, из района Демуровки (Крюков).

«На Крюковских переправах работали теплоход «Чкалов»,  где капитаном был Болбас Фёдор Ефремович, а механиком – его сын Болбас Антон Фёдорович, пароход «Кренкель» и теплоход «Юрий», где старшиной был Малик Ф. А. Вместе с ними использовались и несамоходные суда (баржи)» [3].

Государственный комитет обороны потребовал в кратчайший срок восстановить разрушенный пролёт моста. На третий день после взрыва в Кременчуг была доставлена новая ферма. Для её транспортировки к разрушенному пролёту были использованы две деревянные баржи водоизмещением 1000 т и два буксирных парохода «ВКП (б)» (капитан Л. И. Семенченко) и «Андреев». Руководителем работ по замене фермы назначили  работника четвёртого техучастка пути Сечного Леонтия Васильевича.  Работы шли полным ходом и в первых числах августа вышли на завершающий этап – наводку новой фермы на разрушенном пролёте [3].

Вечером 6 августа 1941 года война уже вплотную приблизилась к городу. Сильная разведгруппа 14-й танковой дивизии вышла на подступы Крюкова. После скоротечного боя в районе южной окраины с. Маламовка с Крюковским полком народного ополчения и группой красноармейцев, немцы остановились на висотах, огибающих Крюков. Получив отпор, они развернули орудийные и миномётные батареи на высотах южнее Новой Белецковки и начали обстреливать город. В городе появились первые убитые и раненые.

«7 августа баржа шкипера Кривенко Ивана Гавриловича находилась под погрузкой муки с Крюковской мельницы. При обстреле миномётным огнём с Белецковской горы разрывом мины была убита матрос Кривенко Мария – жена шкипера. В тот же день артиллерийским огнём был обстрелян пароход «Кренкель». Был убит механик парохода, а сам пароход затонул, примерно, в районе нынешних быков немецкого моста» [3].

К исходу дня 8-го августа, несмотря на частый артиллерийско-миномётный обстрел, ферма уже была установлена на опору быка со стороны левого берега. Осталось довести всего 5 м до соединения фермы с 3-м пролётом моста с крюковской стороны.

9-го августа 1941 года начался бой за Крюков-на-Днепре. Когда стало ясно, что удержать город нашим войскам уже не удастся, баржи с фермой отвели на 5-7 м назад, а после выхода немцев к мосту, баржи и ферму четвёртого пролёта взорвали. Ещё один пролёт Крюковского моста был взорван в ночь с 11-го на 12-е сентября. На остальных пролётах с кременчугской стороны было разобрано верхнее строение пути [4]. 

На некоторых фотографиях, сделанных немцами сразу после захвата г. Кременчуга, хорошо видно, что ферма четвёртого пролёта имеет иную конструкцию, чем остальные фермы моста. Она, скорее, напоминает конструкцию ферм нынешнего моста через Днепр.

После разрушения железнодорожного моста немецкой авиацией 21 июля, наряду с задачами по восстановлению этого моста и наведением переправ речным транспортом, начальник Кременчугского гарнизона полковник Кузнецов поставил перед руководством города задачу в сжатые сроки навести через Днепр наплавной мост.

Строительство наплавного моста хорошо описано в воспоминаниях Удовицкого Ивана Степановича, который в августе 1941 года занимал должность заместителя начальника пристани Кременчуг.

«Городскими властями, председатель горисполкома т. Лагно, секретарь парткома т. Котлик, была создана так называемая оперативная пятёрка по строительству наплавного моста, в которую вошли:

     Левидов Марк Аркадьевич – общее руководство строительством;

     Бурак – технический директор деревообрабатывающего комбината, обеспечивает всевозможные брусья, доски и прочие пиломатериалы;

     Винокуров – бывший директор штамповочного завода, обеспечивает стройку металлическими поковками, болтами, скобами, гвоздями и т. п.;

     Гоман – директор Днепролессплава, эвакуировавшийся из Киева со своим имуществом, обеспечивает необходимое количество лесных плотов, троса, якоря, снасти, дубы и людей для укладки якорей;

     Удовицкий Иван Степанович – зам. начальника пристани Кременчуг, обеспечивает разводную часть моста из 6-ти судов грузоподъёмностью по 100 т, установку плотов буксирной тягой и другие транспортные работы, связанные со строительством моста, эксплуатацией моста и его охраной» [3].

Наплавной мост был построен за семь суток и 4 августа сдан в эксплуатацию. На кременчугской стороне мост подходил к берегу чуть выше по течению скалы «Гранитный Репер». Второй конец моста выходил на о. Большой (Зелёный). Ещё один небольшой мост был переброшен через рукав р. Днепр – Речище, и выходил на Белецковские плавни в районе высоты с отметкой 66,5. Далее луговая дорога вела в два направления: на запад к с. Табурище (г. Светловодск), и на восток – к Крюкову-на-Днепре.

Как вспоминает И. С. Удовицкий, первыми по новому мосту прошло стадо коров молочной фермы треста столовых [3]. Потом по этой переправе прошли в обе стороны тысячи людей, были перевезены сотни тонн грузов, вечером 7 августа по этому мосту стали переправляться части 1055-го стрелкового полка 297-й стрелковой дивизии.

Наплавной мост подвергался ежедневным бомбёжкам. Полностью разбомбить этот мост немцам никак не удавалось, «а небольшие повреждения быстро ликвидировала команда, в состав которой входили небольшие буксиры и газоход № 20, где старшиной был Гапон Тимофей Иванович, а механиком – Белявский, родом из Градижска»[3].

Вышедший к южной окраине с. Маламовка 40-й  усиленный разведывательный батальон 14-й танковой дивизии Вермахта, развернув артиллерийские и миномётные батареи, начал методично обстреливать город. Наплавной мост с артиллерийских наблюдательных пунктов не просматривался, но башни элеватора хлебзавода были хорошо видны и служили немцам ориентиром. Пристреляв репер, немцы переносили огонь артиллерии на другие объекты в этой части города, а так же вели огонь по площади, как правило, шрапнельными снарядами. Под такой обстрел время от времени попадал и наплавной мост. На этом мосту 1055-й СП понёс свои первые потери: – более десяти человек были убиты на переправе через Днепр при артналёте.

Наплавной мост использовался нашими войсками до последней возможности. Во второй половине дня 9 августа на остров Большой стали отходить части 1055-го СП. Баржи в центральной части моста были разведены. Люди и повозки скапливались на берегу острова. Немцы перенесли огонь артиллерии и миномётов по острову. Вот как описывает в своих воспоминаниях курсант Кременчугской школы младших авиационных специалистов Логунов Василий Петрович:

«Выходим к Днепру, к переправе. На острове ад кромешный, среди деревьев разрывы мин, мечутся кони, люди. Что делается за островом, не видно. Переправа посредине разведена, баржи в стороне. Люди выбегают к разведенному месту, некоторые прыгают в воду, пытаются плыть. Но течение быстрое, людей выносит из-за острова, а с той стороны Днепра слышна пулеметная стрельба. Многие, очутившиеся в воде люди, тонут»[5]. Завести баржи в разрыв плотов некому. Майор (возможно командир 1055-го СП), пытается организовать переправу, но не в силах это сделать. Наконец на переправу пришли несколько речников с порта и, несмотря на обстрел, быстро завели баржи в разрыв моста.

«По переправе бежали военные, не получившие военную форму призывники, гражданские беженцы, неслись вскачь военные повозки с ранеными, гражданские телеги с домашним скарбом. На бревнах под разрывами все неслось и подпрыгивало. Движение кончилось. Немец несколько успокоился, стал делать перерывы в обстреле»[5]. Наше командование решило переправить на остров лёгкий танк (возможно БТ). Откуда он взялся в Кременчуге – сказать трудно. 297-я СД в своём составе танков не имела, других частей в городе не было.

«Стали переправлять танк на остров. Он осторожно двигался по плотам. Плоты прогибались под ним, но в месте стыковки плотов с баржей плоты погрузились, борт баржи оказался стенкой, на которую танк подняться не смог. Командир танка и стрелок выскочили, водитель дал задний ход, танк пошел несколько в сторону, завалился набок и вместе со стрелком (водителем) ушел в воду»[5].

Я попытался отыскать имя погибшего танкиста, но сделать этого, пока не удалось. Списки потерь танковых частей, только вводятся в базу данных сайта ОБД-Мемориал (http://obd-memorial.ru)

Во второй половине дня 9 августа 1941 года бой за удержание Крюковского плацдарма подходил к концу. Наши войска и ополченцы Кременчугской дивизии народного ополчения оставляли город Крюков-на-Днепре. Его последние защитники под непрерывным огнём противника переправлялись на левый берег Днепра: кто на уцелевшей лодке, кто на подручных средствах, кто вплавь…

Небольшая горстка наших бойцов продолжала удерживать  позиции, непосредственно примыкающие к ж. д. мосту, прикрывая переправу последних защитников этого клочка родной земли. Бронеколпак на правом фланге обороны и тоненькая ниточка, наспех отрытых перед мостом окопов вот и вся линия укреплений! Её непрерывно обстреливают немецкие миномёты, артиллерия и подошедшие с двух направлений танки. Немцы атакуют тремя штурмовыми группами. 1-й батальон 93-го ПП наступает вдоль западной дамбы со стороны Курчановки. 6-я, 7-я роты 93-го ПП и штурмовая группа лейтенанта Пробста – 2-я рота 66-го ПП, наступает вдоль центральной части Крюкова. Уступом справа продвигается штурмовая группа лейтенанта Команна 3-я рота 66-го ПП 13-й ТД, которая двигается вдоль линии ж. д. Штурмовым группам приданы танки 4-го танкового полка 13-й ТД. 1-й танковой группы Клейта. Огневую поддержку им оказывают миномётные батареи и тяжёлая артиллерия. Немногочисленные наши войска и ополченцы оказывают наступающему врагу упорное сопротивление, используя для обороны каменные постройки и подвалы домов.

Командир Крюковского полка Народного ополчения майор Воробьёв вместе с начальником штаба Кременчугской ДНО майором Дмитриевым и майором Соловьёвым с горсткой бойцов и ополченцев в течение двух часов удерживают военные склады, нанося немцам ощутимые потери [6]. Их поддерживает батарея 505-го ОЗАД. Во время этого боя погиб командир батареи 505-го ОЗАД лейтенант Александров Владимир Александрович. Родом он был из Ленинградской области и исполнился ему всего двадцать один год. Место его захоронения не известно. Пропали безвести политрук Осадчий Василий Федорович и военфельдшер Волошин Владимир Михайлович. У воинских складов был их последний рубеж обороны. На батарее оставалось 48 последних шрапнельных снарядов. Немецкие танки обстреляли позиции зенитчиков. Один из снарядов разорвался среди ящиков со шрапнелями… Последняя возможность вооружённого сопротивления противнику была потеряна. Личный состав дивизиона вышел к Днепру и под непрерывным огнём противника вплавь на подручных средствах переправился на левый берег. Сотня безоружных молдаван из 505-го ОЗАД была прижата к берегу реки. Плавать они не умели, стрелковое оружие они так и не успели получить. Их возможности оказывать вооружённое сопротивление противнику были исчерпаны. Этих бойцов 505-го ОЗАД немцы захватили в плен. Однако в донесении начальнику управления ПВО Юго-Западного фронта формулировка звучит, как приговор трибунала: «сдались в плен», хотя и указывается, что эта группа бойцов не имела стрелкового вооружения и была безоружна [6].

Немцы подтянули к складам шесть танков и обрушили на них огонь тяжёлой артиллерии. Наши бойцы были вынуждены оставить позиции и отойти сначала к Крюковскому мосту, а потом и за Днепр.  

Во второй половине дня 9 августа 41 г. штурмовые группы 66-го ПП и 93-го ПП 13-й ТД немцев при поддержке танков 4-го танкового полка вышли к мосту.

Удерживать мост до последней возможности – боевая задача группы бойцов и командиров сводного отряда 81-го полка 5-й дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений. С ними, плечом к плечу, сражались отходившие к переправе уцелевшие после боя на рубеже Острой Могилы ополченцы Кременчугской ДНО и бойцы 4-го отдельного мостового батальона 13-й отдельной ж. д. бригады. Здесь же оказались бойцы и командиры 1055-го стрелкового полка 297-й стрелковой дивизии, отходившие с рубежа с. Чечелево вдоль западной дамбы. Этот пятачок крюковской земли перед мостом оказался для немцев твёрдым орешком! Установленный в бронеколпаке станковый пулемёт «Максим» раз за разом отбрасывал назад наступающие цепи 1-го батальона 66-го ПП немцев.

Все их попытки сходу выйти на мост были отбиты огнём наших стрелков и пулемётчиков. С левого берега их поддерживали пулемётчики сводного отряда 81–го полка  НКВД. Начальник штаба 81-го полка майор Белоусов Иван Павлович умело организовал огневую поддержку защитникам Крюковского моста с левого берега р. Днепр. Все бойцы сводного отряда 81-го полка были привлечены для выполнения боевой задачи: от повара, военфельдшера, стрелка до инструктора общеобразовательной подготовки.

Немцы сосредоточили по нашим предмостовым позициям огонь миномётов и артиллерии. Под прикрытием миномётного огня одному из немецких солдат штурмовой группы л-та Пробста удалось подобраться к бронеколпаку на бросок гранаты и подорвать нашу огневую точку. Пулемётчики погибли.  

Однако, подорвав нашу пулёмётную точку, прикрытую бронеколпаком, и забросав окопы последних защитников моста гранатами, немцы не сразу смогли взойти на мост. Путь им преградили пулемётные расчёты красноармейцев сводного отряда 81-го полка Горкавенко Георгия Архиповича и Щербинина Андрея Ивановича. Позиция Горкавенко Г. А. находилась непосредственно на самом мосту. Несмотря на сосредоточенный огонь миномётов и артиллерии противника, он до последней возможности вёл огонь из своего пулемёта. Когда в ленте закончились патроны, он вывел из строя пулемёт, выбросив подвижные части в Днепр, и, воспользовавшись замешательством противника, сумел переправиться по разрушенной ферме моста к своим.

За проявленное мужество и стойкость в бою за Крюковский мост красноармеец Горкавенко Г. А. был награждён орденом «Красной Звезды» [8].

В Центральном Архиве Министерства Обороны (ЦАМО) мне удалось найти наградные листы на шестнадцать человек, принимавших непосредственное участие в обороне Крюковского моста. Правительственными наградами за оборону Крюковского моста отмечены бойцы и командиры 81-го полка. Орденом «Красная Звезда» были награждены: начальник штаба полка капитан Белоусов Иван Павлович, мл. лейтенант Гольдфарб Лев Григорьевич, красноармеец Кривоногов Константин Иванович, ефрейтор Ященко Иван Алексеевич. Орденом «Красное Знамя» был награжден: сержант Орлов Кондратий Леонтьевич. Медалью «За отвагу» награждены красноармейцы Скубак Иван Леонтьевич, Шатохин Николай Петрович. Медалью «За боевые заслуги» награжден красноармеец: Бочаров Николай Степанович.

«Достоин правительственной награды!» – так значится в конце каждого документа.

Все наградные документы подписаны начальником войск НКВД и охраны тыла Юго-Западного фронта полковником Рогатиным  и военкомом войск НКВД и охраны тыла Юго-Западного Фронта  полковым комиссаром Тельным. Вот некоторые выдержки из наградных листов бойцов 81-го полка 5-й дивизии НКВД:

Щербинин Андрей Иванович, выходя из боя, среди воронок обнаружил тяжело раненого военного комиссара 1055-го полка 297-й СД старшего батальонного комиссара т. Ушакова, «укрыл его от сильного огня противника и оказал ему первую помощь». Несмотря на реальную опасность быть обнаруженным и расстрелянным на месте, шнырявшими по берегу реки немцами, он не оставил в беде товарища. «С наступлением темноты красноармеец Щербинин, пользуясь покровом ночи, переправился на (левый) северный берег р. Днепра к своим, и на себе доставил старшего батальонного комиссара т. Ушакова на перевязочный пункт. Своим спокойствием и хладнокровием красноармеец Щербинин проявил мужество при обороне объекта и высокую сознательность, спасением жизни комиссару» так написано в представлении к награждению. За высокую сознательность, мужество и отвагу, проявленную в бою, красноармеец Щербинин А.И. был награждён орденом «Красного Знамени»[9].

Повар 81-го полка ефрейтор Ефимов Михаил Сергеевич под сильным огнём противника не только готовил для своих бойцов пищу, но также был агитатором и наблюдателем за полем боя. За стойкость и мужество, проявленных при обороне Крюковского моста, был награждён медалью «За отвагу» [10].

Зорко следил за полем боя и военфельдшер Коренев Владимир Иванович. Он вовремя заметил, что на правом берегу реки, прикрываясь прибрежной растительностью, сосредотачиваются для атаки пехотинцы 66-го ПП 13-й ТД немцев. Он доложил об этом своему командиру и указал наводчику станкового пулемёта Соловых Андрею Лавровичу на цель. Открыв по зарослям кинжальный огонь из пулемёта «Максим», пулемётный расчёт уничтожил до пятидесяти гитлеровцев. За стойкость и умелые действия во время боя Коренев В.И. был награждён медалью «За отвагу» [8], а наводчик пулемёта «Максим» Соловых А.Л. был представлен к ордену «Красного Знамени»[8].

Наводчик станкового пулемёта 81-го СП красноармеец Болдырев Тихон Андреевич «проявил мужество и отвагу. Огнём своего пулемёта наносил большие потери противнику по выходе его на северо-восточную окраину Крюкова. Своим огнём  вывел из строя вражескую танкетку. Огнём своего пулемёта прикрывал отход частей дивизии народного ополчения и местного населения г. Крюков, переправлявшихся через р. Днепр», награждён орденом «Красного Знамени»[8].

Кроме непосредственно огневой поддержки защитников Крюкова, майор Белоусов организовал переправу на правый берег р. Днепр выходящих из боя защитников Крюкова красноармейцев и ополченцев.

Красноармейцу Рождественскому Петру Ивановичу было дано поручение переправить с правого на левый берег, как можно большее число наших бойцов и командиров. Собрав десять лодок и связав их в караван, он четыре раза под огнём миномётов и пулемётов противника переправлялся на правый берег реки и возвращался обратно. Отважный солдат перевёз на левый берег Днепра больше двухсот бойцов, командиров и ополченцев, среди которых было много раненых и не умевших плавать. За мужество и геройство, проявленных в бою за Крюковский мост, красноармеец Рождественский П.И. был награждён медалью «За отвагу» [8].

В списке солдат и офицеров 81-го полка НКВД  в боях за Крюковский мост погибшие не значатся. Немцам миномётно-артиллерийским огнём удалось потопить баржу, на которой переправлялись ополченцы, бойцы 81-го полка и 4-го мостового батальона. В документах ЦАМО упоминаются двадцать четыре бойца этой дивизии, погибшие при переправе через р. Днепр[11].

Кто же находился в окопах, непосредственно перед Крюковским мостом? Кто погиб в бронеколпаке, ведя огонь до последней возможности? Сколько их было, последних защитников Крюкова? Вряд ли нам удастся узнать имена их всех: погибших и оставшихся в живых.

Согласно акта от «47 года октября месяца 10-го дня» и прилагаемого к нему списку, в братскую могилу на Костромском кладбище из воинского захоронения у ж.д. моста Крюкова, были перенесены останки троих наших бойцов: Саленков М.И., Клещенин М. С., Русинов В. С. Из захоронения у вещевого склада был перенесён прах Василенко И. И. [12]. Насколько верно были записаны фамилии, имена и отчества этих солдат? Трудно сказать однозначно. «Пробивая» по базе данных сайта «http://obd-memorial.ru», где опубликованы донесения о безвозвратных потерях Красной Армии в годы Великой отечественной войны, эти фамилии мне найти не удалось. Но, сопоставляя их с другими найденными в архивах фамилиями защитников Крюкова в августе 1941 года, с большой долей вероятности можно предположить, что:

     Русинов В. С. – лейтенант Русанов Алексей Антонович, командир взвода 1055-го СП. По документам ЦАМО погиб в Крюкове 09.08.41[13];

     Саленков М.И. – красноармеец Серенков Михаил Алекс. (полностью отчество не известно). Бензосварщик четвёртого отдельного мостового батальона. Считается пропавшим без вести 10 (09).08.41 [14];

     Клещенин М.С. – данные о нём в документах архивов, пока не найдены.

     Василенко И.И. – такая фамилия значиться в списках ополченцев Кременчугской ДНО командир взвода 2-го полка, работник городской типографии [15].

Хочется надеяться, что в будущем в дебрях различных архивов найдутся дополнительные сведения о славных защитниках города Крюков-на-Днепре.

В документах и воспоминаниях об участниках Кременчугской дивизии Народного ополчения упоминается пулемётчица Александрова Нина Григорьевна. «Ворошиловский стрелок», может, именно она до последнего дыхания вела пулемётный огонь из бронеколпака! Из того боя она не вернулась, судьба её не известна… Поисковая работа продолжается…

9 августа 1941 года немцы заняли Крюков, и существующая наплавная переправа оставалась для них как кость в горле! Немцы не могли смириться с постоянной угрозой удара в тыл своей группировки.

Вот что пишет командир 4-го инженерного батальона 13-й танковой дивизии Вермахта:

«На 10 августа 13-я пехотная бригада получила приказ, держать участок Успенское-Крюков и, атаковав, уничтожить врага западнее Курчановки, занимавшего позиции у наплавного моста. Этот враг, перед дивизией СС Викинг (западнее Деевки), имел значительные силы, и вполне можно было ожидать его атаки в направлении Крюкова.

Для решения данной задачи было создано две боевые  группы, состоящие по одному взводу пехоты (66-го пехотного полка) и саперов (четвёртый инженерно-саперный батальон). Задачей северной группы было, выдвинувшись из северо-западной части Курчановки, с запада подойти к русскому наплавному мосту, в то время как южная группа,  выдвинувшись из с.Чечелево, должна была выйти к мосту с другой стороны. Приказ на проведение атаки был намечен на 7.00. К наступлению должны были присоединиться и части батальона дивизии СС Викинг с исходной позицией в с.Белецковка. Главной задачей саперов, прежде всего, было устранение наплавного моста. Атака северной группы, вскоре после начала, была приостановлена командиром бригады, так как она велась по открытой, сильно заболоченной и хорошо просматриваемой местности»[16].

Эсэсовцы из полка «Германия» (дивизия СС «Викинг») и группа сапёров 4-го инженерного батальона 13-й ТД подошли к наплавному мосту со стороны Белецковки. Подразделения 1055-го СП 297-й СД оказали им серьёзное сопротивление со стороны о. Большой. Немцы попытались вытеснить наши войска с острова и после многочасовой перестрелки им это удалось.

Некоторые артефакты того боя нам удалось отыскать на правом берегу протоки Речище, но место самой переправы найти пока не удалось. Из артефактов нашлись позиции 1055-го СП, большой участок плавней, изрытый воронками, гильзы и патроны к трёхлинейкам Мосина, гильзы и патроны к винтовкам Маузер, на одной из которых была маркировка «СС».

Подойдя к мосту, немцы обнаружили, «что часть моста от острова и до вражеского берега разрушена на ширину 60 м.  Наплавной мост от нашего берега до острова состоял из 3-х наваленных друг на друга балок перекрытия (деревянных плотов) стволов деревьев диаметром 30-40см, которые были скреплены стальным тросом. Мост лежал на дне мелководья. В ночь с 10 на 11 августа СС запросило выделения саперно-подрывного отряда, поскольку наплавной мост с нашего берега и до острова необходимо было разрушить.

CC и отряд подрывников лейтенанта Трибеля, достигнув наплавного моста, встретили с острова огневое сопротивление, которое все же, под воздействием ответного пулеметного огня, очень скоро было подавлено. Под прикрытием острова русские переправились в лодках на левый берег реки. Несмотря на большое количество взятой с собой взрывчатки эту часть вспомогательного моста разрушить полностью не удалось, так как воздействие на клеточную опору было слишком малым, чтобы разрушить стальные тросы. Уже по этой причине не приходилось ожидать успеха, хоть мост на этом участке лежал на дне. Потерь с нашей стороны понесено не было» [16].

В свою очередь, наше командование приказало разобрать часть наплавного моста через главное русло Днепра, притянув его к левому берегу. Однако небольшие подразделения 1055-го СП всё ещё находились на о. Большой. Его намечалось использовать в качестве плацдарма для контрудара в направлении Крюкова. «Для снабжения гарнизона острова Большой речники выделили буксирный газоход БТ-17. Капитаном буксира был Гапон Василий Васильевич родом из Келеберды, механиком – Петрушенко Яков Иванович. Буксир доставлял на остров всё необходимое для бойцов: боеприпасы, пищу, различные материалы, обеспечивал связь. В 20-х числах августа буксир вёз боеприпасы на остров, и вышло так, что нужно это было сделать в дневное время. Немцы заметили судно и обстреляли его из орудий и миномётов. Буксир получил пробоины и затонул на косе у о. Большой. Экипаж выбрался на берег, а с наступлением темноты вернулся на полу затопленное судно. Быстро заделали пробоины в корпусе, откачали воду, доставили на остров боеприпасы и вернулись обратно в Кременчуг»[3]. 

Гапон Василий Васильевич  в 1943 году был призван полевым военкоматом в ряды Советской Армии. Воевал стрелком в 6-й Кременчугской гвардейской воздушно-десантной дивизии 17-го гвардейского полка. Погиб 29 ноября 1943 года восточнее г. Александрия Кировоградской обл. [17] Петрушенко Яков Иванович после войны работал механиком на буксире БТ- 204.

К концу августа 1941 года немецкое командование приступило к реализации плана по окружению войск Юго-Западного фронта. Для решения этой задачи предстояло захватить на левом берегу р. Днепр плацдарм, с которого в дальнейшем можно было бы нанести удар в северном направлении в тыл нашим войскам, оборонявших Киев. Для этого было выбрано место в районе с. Дереёвка. Большой остров Молдаван делил русло Днепра на два рукава: широкий со стороны правого берега и узкий со стороны левого. Охранялся остров небольшими силами 300-й СД без каких-либо средств усиления.

В ночь на 30-е августа началась «Операция Шинка» (Operation Shinken). 100-я легко-пехотная дивизия атаковала остров. Атаке предшествовал сильный артиллерийско-миномётный обстрел. На острове ещё рвались снаряды и мины, когда к нему на 60-и штурмовых лодках устремились немецкие пехотинцы. Вспыхнули зенитные прожектора, подсвечивающие немцам цели и ослепляющие стрелков оборонявших остров. По мере продвижения к острову немцы перенесли огонь артиллерии вглубь острова и далее по левому берегу реки. Оказать помощь гарнизону острова командование 300-й СД не смогло. Почти все защитники острова погибли. Немцы захватили остров. Переправиться через небольшую протоку с острова на левый берег Днепра уже не составляло труда.

Захватив небольшой плацдарм на левом берегу реки, немцы сразу же приступили к наведению моста через Днепр. Для ускорения этих работ командование 17-й армии объединило все сапёрные подразделения под единым командованием.

Какими средствами строился этот мост, описывает Вернер Гаупт:

«Командиру 700-го сапёрного полка поручается выполнение этого задания (постройка моста. – А. И.). Ему передаются в подчинение:

1) 902 команда штурмовых лодок с 73 лодками;

2) 50, 97, 100, 157, 176, 651, 658-й сапёрные батальоны;

3) 4, 8, 9, 13, 16, 97, 99, 100, 111, 125, 176, 209, 298, 2-я рота 410, 2-я рота 60, 537, 539, 602, 610, 612, 630, 639, 660, 667, 672, 995-й понтонно-мостовые батальоны;

4) 51, 403 строительные батальоны, 59-я часть Организации Тодта;

5) 551 дорожно-строительный батальон»[18].

К вечеру 2 сентября мост длиной 1253м был готов. Позже, примерно, за четыри часа, этот мост немцы перестроили в 16-ти тонный. По мере расширения плацдарма немцы наводили новые переправы. Ближайшая к Кременчугу переправа была наведена в районе х. Воровского (район нынешнего карьера Редуты).

Наша авиация активно противодействовала немецким переправам в районе г. Кременчуга. На этом направлении командование Юго-Западного фронта использовало все имеющиеся в его распоряжении бомбардировочные и штурмовые авиаполки. Кременчугские переправы бомбили:

     43-й, 289-й ближний бомбардировочный авиаполки;

     55-й, 230-й скоростной бомбардировочный авиаполк;

     66-й, 232-й штурмовой авиаполк.

По личному приказу командующего Юго-Западного направления Буденного С. М. была задержан, и привлечёна к выполнению боевой работы по району Кременчуга группа лётчиков 46-й авиаэскадрильи Черноморского Флота, перегонявшие Ил-2 на Чёрное море. Пилот этой группы лейтенант Виноградов Н.Г. при выполнении боевого задания был сбит зениткой в районе Крюкова. Самолёт упал в юго-восточной части Деевского леса. Лётчик погиб. На месте его гибели установлен памятник.

Разведданные для обеспечения боевой работы предоставляли пилоты 316-о разведывательного авиаполка и 2-й отдельной аэрофотосъёмочной эскадрильи.

Работу бомбардировщиков прикрывали истребители 17-го, 282-о  истребительного авиаполков и летчики 1-й эскадрильи 14-й авиадивизии. Лётчик этой эскадрильи лейтенант Сироштан Василий Васильевич в небе над с. Пришиб в лобовой атаке таранил Мессершмит-109 и не допустил вражеский истребитель к нашим бомбардировщикам. За свой подвиг командованием 14 АД был представлен к званию Героя Советского Союза, но был награждён орденом Красного Знамени [19]. В 1942 году он будет награждён ещё одним орденом Красного Знамени. 24 августа 1942 года в паре с молодым пилотом Миловановым он принял бой с двенадцатью Ме-109. Тяжёлый бой длился около часа. Сироштан и Милованов прикрывали друг друга, отражая атаки фашистских истребителей до последней возможности. В этом бою Сироштан Василий Васильевич получил смертельное ранение в голову. Командованием 512-го авиаполка он был второй раз представлен к званию Героя Советского Союза, но командир 220-й истребительной авиадивизии полковник Утин подписал наградной лист на орден Отечественной Войны I степени [20].

В архивах ЦАМО нам удалось найти уже 111 наградных листов на авиаторов, отличившихся при выполнении боевого задания в районе г. Кременчуга в период боёв в августе-сентябре 1941 года. Шесть человек представлялись к званию Героя Советского Союза, но были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

В первых числах сентября немецкими войсками началась подготовка к форсированию р. Днепр, непосредственно, в районе Кременчуга. В районе с. Табурище, в лесах и прибрежных зарослях Белецковских плавней, немцы начали сосредоточение 257-й пехотной дивизии (ПД) XI армейского корпуса генерала фон Кортцфлейша (GeneralvonKortzfleisch).. В этот район подтянули артиллерию и сосредоточили для артиллерийского обеспечения переправы:

     295-й артиллерийский полк орудия 105мм калибра (10,5 smLeFHb), орудия 150мм калибра (15 cm sFH 18);

     732-й дивизион 211мм мортир (21cm Mörser 18);

     102-й дегазационной ракетно-артиллерийский дивизион (28/32 cm sWG 41 Rocket Launchers);

     257-я дивизия для форсирования реки получила 148 больших надувных лодок и 65 штурмовых лодок [16].

Кроме перечисленых артиллерийских частей, в 257-й пехотной дивизии имелись свои артиллерийские части. В частности 150мм пушки (15cm sIG 33). При проведении поисковых работ на правом берегу Речища в Белецковских плавнях мы нашли огневые позиции двух таких орудий. На позициях были обнаружены 44 стреляные гильзы, укупорка снарядов, следы землянок и блиндажей.

«257-я ПД 8 сентября 1941г. в 6.00 начинает, согласно секретному приказу отдела  Iа № 1424/41, наступление через р. Днепр.

Начало наступления с открытием огня 102-м дегазационным дивизионом» [16].

8 сентября 1941 года в 6 часов утра начался мощный артиллерийский налёт на позиции 1059-го полка 297-й СД. Грохотали немецкие орудия всех калибров, ревели реактивные установки «ревущие коровы» (28/32 cm sWG 41 Rocket Launchers). Левый берег реки в районе с. Самусиевка – с. Кривуши закрыли густые облака дыма. Штурмовые батальоны 457-го и 477-го пехотных полков 257-й ПД начали форсирование реки. С левого берега сопротивление оказывали только орудия 824-го артиллерийского полка да несколько сорокапяток 340-го отдельного противотанкового дивизиона 297-й стрелковой дивизии. Форсирование немцами реки в этом месте оказалось для нашего командования полной неожиданностью. Немцы высадились почти без потерь. Сразу же развернулись бои за расширение плацдарма в глубину и по фронту. Оборону берега на этом участке держали растянутые на 20 км части 1059-го СП 297-й СД. 1055-й СП, который прежде занимал этот участок обороны, после форсирования немцами Днепра у Дереёвки, был переброшен под с. Саловка. Чтобы сомкнуть фронт 1059-й СП и 1057-й СП были вынуждены ещё больше растянуть свои боевые порядки.

Днём раньше 239-я ПД немцев форсировала р. Псел и начала продвигаться к городу Кременчугу с северо-востока.

«2) 07.09.41 в 6.00 11-й АК с 125-й и 239-й дивизиями овладевают переходом на участке р. Псел – Потоки-Паромная переправа северо-западнее Рижи, сначала занимаютдюнный участок между остановочным пунктом Калачевского и с. Малой Кохновкой, а затем овладевают Большой Кохновкой и Кременчугом» [16].

Рядом с нею наносила удар 125-я ПД.

«а) 125-я дивизия до рассвета 07.09 для неожиданного наступления, выдвигается на исходные позиции восточнее участка р. Псел – с. Потоки – одиночное дерево западнее Ленина (исключительно) узким фронтом и глубоко эшелонировано, с концентрацией основного удара слева, овладевает линией станции Дзюбы (ст. Калачевского) – деревня северо-западнее точки 86,0 (х. Дзюбы) 1-я цель наступления, с использованием плацдарма овладеть группой домов по обе стороны помеченной двойной линией дороги, ведущей от остановочного пункта Омельник к юго-восточному концу с. Ванжулы, и поначалу оборонять с фронтом на север. Пересечение участка р. Псел в 6.00 после короткого огневого удара» [16].

Тяжёлый бой разгорелся в направлении с. Потоки Большая Кохновка. Здесь держали оборону ополченцы Кременчугской дивизии народного ополчения и сапёры 56-го отдельного сапёрного батальона. Нашим бойцам не удалось удержать свои позиции. Они начали отходить в сторону с. Ракитное. В этой ситуации 1057-й СП 297-й СД вынужден был отходить в направлении с. Терешковцы-Омельник, чтобы не оказаться в окружении. К вечеру, 8 сентября, правофланговые части 257-й ПД в районе южнее с. Песчаное вошли в соприкосновение с частями 239-й ПД. Город Кременчуг оказался полностью в руках противника.

9 сентября перед сапёрами XI армейского корпуса группы «Юг» Вермахта была поставлена задача провести подготовительные работы по переброске моста из района х. Воровский в г. Кременчуг, для наведения там 16-тонного моста. 10 сентября 617-му сапёрному батальону поступает приказ: в 15.30 разобрать мост в районе х. Воровский (Редуты). Перебросить его в Крюков и немедленно приступить к постройке моста, на обводе выше по течению взорванного ж.д. моста.

«9) Днепровский мост у Воровского в течение 10.09. будет демонтирован. Вместо него будет сооружен 16-тонный мост в районе Кременчуга» [24].

73-й, 74-й сапёрные батальоны, 18-й мостовой отряд и 107 группа имперских рабочих приступают к строительству моста через р. Днепр [18]. Работа ведётся ударными темпами безостановочно, и к полудню 11-го сентября по 16тонному мосту пошли первые подразделения 16 танковой дивизии (ТД) 1-й танковой группы Клейста. Войска шли непрерывным потоком. К утру 12-го сентября 16 ТД сосредоточилась в нагорной части Кременчуга, вслед за нею заканчивали переправу  части 9-й ТД. Не дожидаясь сосредоточения всех своих сил и не давая частям ни малейшей передишки, Клейст приказал  утром 12 сентября 16 ТД нанести удар в направлении с. Песчаное – Гориславцы – Доновка, в общем направлении на с. Семёновка – Хорол. 

Утром 12 сентября 16–я ТД перешла в наступление. На этом направлении держали оборону артиллеристы 4-й батареи 824-го артполка 297-й СД 38-й армии Юго-Западного фронта. Оказавшись за старшого, военком батареи политрук Лисунов Алексей Емельянович, поставил орудия на прямую наводку и открыл огонь по танкам противника. После гибели командира орудия, политрук Лисунов А.Е. стал к орудию и руководил работой расчета. Огнём его орудия были подбиты два немецких танка. Всего же огнём батареи были подбиты четыри танка 16 ТД. За этот бой политрук Лисунов А.Е. был представлен к ордену Красной Звезды [21]. Но силы были слишком не равны. 16-я ТД прорвала «жидкую» оборону 297-й СД и устремилась на север. К исходу дня передовая группа 16 ТД достигла с. Семёновка, разгромив по дороге тылы 297-й СД. Судьба Юго-Западного фронта была решена.

С захватом Кременчуга мостостроительная деятельность немцев в городе активизировалась. Немецким сапёрам и мостовикам были поставлены сразу две задачи:

     восстановить ж.д. мост;

     навести временный деревянный мост для колёсного транспорта.

Деревянный мост немцы начали тянуть с левого берега, примерно, в ста метрах ниже по течению от разрушенного ж.д. моста.

Документальных данных о подразделениях, строивших мост с немецкой стороны, пока не найдено. Зато имеются многочисленные фотографии, найденные на просторах интернета с различными фазами его строительства. Как видно по фотографиям, пролёты со стороны Крюкова закрывали баржи, может бать, те самые, что использовались при строительстве нашего наплавного моста.

Деревянный мост служил немцам до весны 1942 года. Весенним половодьем он был затоплен и частично разрушен.

Одновременно со строительством деревянного моста, шёл ремонт железнодорожного. Сначала немцы убрали искорёженные фермы 4-го и 5-го пролётов, затем установили новые фермы. Работы по восстановлению ж.д. моста были закончены 25 октября 1941 года. Началом работ по восстановлению ж.д. моста немцы считают 19 сентября.

Это видно из документа, найденного в Интернете:

В 1942 году немцы приступили к строительству капитального автомобильного моста, примерно в полукилометре от железнодорожного ниже по течению. Мост был тоже деревянным, но устанавливался на железобетонных быках. В грунт вбивались деревянные сваи, вокруг них делалась деревянная опалубка, и потом всё заливалось бетоном. Строили мост военнопленные с кременчугских лагерей. Отступая за Днепр в сентябре 1943 года, немцы взорвали часть пролётов этого моста, а остальные пролёты сожгли. На документальных кадрах кинохроники, сделанных 30 сентября 1943 года с набережной левого берега р. Днепр, видно, как дымятся остатки этого моста.

Мост восстанавливать не стали. Быки в центральной части русла реки подорвали, а остальные до сих пор целы и видны в наши дни у левого и у правого берега, от ж.д. моста. ниже по течению. Стоят крепко! Немцы строили на века! Про Сталинград и Курскую дугу, тогда они ещё не знали. Не знали, что колесо военной истории, вскоре повернётся вспять.

В сентябре 1943 года фронт приближался к Кременчугу. По обоим мостам немцы в спешном порядке отводили свои войска на правый берег, вывозили в Германию эшелоны с награбленным добром.

23 сентября войска 5-й гвардейской  и 53-й армий Степного фронта освободили Полтаву – впереди Кременчуг. Чтобы ни дать противнику возможности вывести за Днепр награбленное имущество и не допустить вывода его тяжёлого вооружения 5-я воздушная армия нанесла ряд массированных бомбовых ударов по кременчугским мостам и ж. д. станциям. Немцы прикрыли переправу в Кременчуге пятью зенитнымиspan style=/p/spanUK lang=span class=span class= батареями и группой истребителей. Поразить мосты не удавалось.

В своей книге воспоминаний «Атакую ведущего» Герой Советского Союза И. Ф. Андрианов описывает любопытный факт, способствовавший выполнению задачи по разрушению Крюковского моста нашими бомбардировщиками.

«– Что же вы там предложили?

– Понимаете, командир! Стокилограммовая немецкая бомба длинная, но сравнительно тощая. Сбросит ее летчик и прицелится отлично, а она проскочит в сантиметре от фермы моста и бухнется в воду. Ну, взорвется, конечно, на глубине, а мост стоит. Тут дело случая – прямое попадание. А сейчас мы к шести бомбам, к их корпусам, приварили по три ушка. За них троса зачалили, на концах приделали якорьки, обмотали троса вокруг бомбы и подвесили под крылья. Теперь, когда летчик дернет за ручку «Сброс», бомба сорвется с подвески, троса размотаются и, извиваясь, потянутся за ней хвостом. Пролетая мимо, какой-нибудь якорек обязательно за ферму зацепится. Бомбу рванет к мосту, и попадание обеспечено» [22].

Со слов Андрианова И. Ф., который прикрывал в этом бою бомбардировщики всё так и получилось!

«– Демьяныч, молодец! – радостно выкрикнул я. – Мост взорван! Третья ферма от левого берега сорвалась с опоры и одним концом упала вниз…»[22].

Красивая литературная легенда! Но с реалиями жизни имеет мало общего.

21 сентября налёт на город Кременчуг и ж.д. мост совершают пикировщики 82-о гвардейского бомбардировочного полка. Гвардейцы накрыли цели в самом городе и нанесли повреждения ж.д. мосту.

Вот как описывает в своих воспоминаниях этот налёт нашей авиации кременчужанин Петр Сергеевич Потапенко: «Где-то во второй половине дня налетели советские самолеты ПЕ-2 (советского конструктора Петлякова). Они летели вдоль улицы Первомайской, на бреющем полете и вели прямой огонь вдоль улицы по густо скученной колонне немецкой техники из крупнокалиберных пулеметов, заодно сбросили авиабомбы на привокзальную площадь. Услышав сильные взрывы, я выскочил из квартиры, как всегда, на веранду и увидел самолеты зеленого цвета с красными звездами, с проведенной белой лентой по контуру на бортах и крыльях. Самолеты было отчетливо и четко видно, потому что летели они низко, чтобы не зацепиться за крыши домов. Самолеты совершили два захода, расстреливая все в упор, и скрылись. Как было приятно видеть, за два года оккупации, наши самолеты с двумя килями на хвосте и красными звездами! После того налета фашисты чуть «очухались» и стали разбирать разбитое, тушить то, что не догорело, расчищать проезжую часть улицы».

24 сентября большая группа наших штурмовиков Ил-2 800-го и 66-го штурмовых авиаполков, совместно с бомбардировщиками 804-го бомбардировочного полка нанесли массированный налёт по Кременчугским переправам. ИЛы ударили по ж.д. мосту, Пе-2 по автомобильному. В результате этого авиа налёта оба моста получили серьёзные повреждения. Движение по этим мостам было нарушено. В добавок к этому в ночь на 25 сентября по району г. Кременчуга работали ночные бомбардировщики 992 ночного бомбардировочного полка. В архиве ЦАМО были найдены наградные документы более сорока авиаторов, отличившихся при нанесении бомбовых ударов по целям в районе г. Кременчуга. Получили награды и лётчики-истребители 240-го истребительного авиаполка, прикрывавшие наши бомбардировщики.

Как скоро немцы сумели восстановить разрушения на мостах неизвестно. Но если исходить из того, что в Кременчуге нашими войсками  при освобождении города не было захвачено тяжёлое вооружение противника, переправа немецких войск парализована не была. Всё необходимое они сумели переправить на правый берег.

29 сентября 1943 года, ближе к вечеру, танки и автоматчики 19-й механизированной бригады 1-о механизированного корпуса, пробив немецкий заслон на линии «О» в районе с. Кривуши, ворвались центральную часть города Кременчуга. Танкистам было дано задание по возможности захватить Крюковский мост:

«Главное наше задание было захватить мост. Тогда ещё старый мост был, одноуровневый. Смотрим целый. Только успели въехать на первый пролёт, впереди как рвануло и все фермы упали в воду, а первый пролёт остался, если б проехали немного дальше, то пошли б под воду» (из воспоминаний Николая Ивановича Дорошенко).

Немцы подорвали 6-ть пролётов железнодорожного моста, одновременно подорвали и подожгли  пролёты деревянного автомобильного моста.

Примерно в 21 час 29 сентября 1943 года командир 2-о батальона 19 механизированной бригады капитан Гогоришвили Шота Николаевич поднял над развалинами Дома печати Красный флаг. С этого момента город Кременчуг де-юре считается освобождённым от немецких захватчиков. Но де-факто бои на окраинах города шли ещё и 30 сентября. По найденным документам безвозвратных потерь архива ЦАМО, потери непосредственно за город в этот день чуть ли не вдвое превышают потери 29 сентября. На основе этих данных составлены списки погибших в боях за Кременчуг с 27 по 30 сентября.

Война ушла на правый берег Днепра, но в Кременчуге ещё долгие два месяца рвались снаряды, пополняя список безвозвратных потерь военных и гражданских.

Вслед за боевыми частями в город пришли военные строители. Восстанавливались разрушенные немцами при отступлении ж.д. пути, станции, мосты, предприятия жизнеобеспечения.

В передовом отряде 47-й ж.д. бригады шли бойцы и военные инженеры команды технической разведки 115-о восстановительного железнодорожного батальона. Руководил группой техник-лейтенант Тяпкин Фёдор Фёдорович. Под огнём немецких пулемётов и миномётов он первым поднялся на мост для обследования уцелевших после взрыва оставшихся пяти ферм пролётных строений со стороны кременчугского берега. На уцелевших пролётах были установлены фугасы, а для усиления силы взрыва к нижним поясам ферм были привязаны авиабомбы. Обследовав мост, разведчики под руководством Тяпкина Ф.Ф. приступили к разминированию пролётов. Не смотря на артиллерийско-миномётный обстрел с крюковского берега реки, работа была выполнена блестяще – все уцелевшие пролёты были разминированы.

За работы по разминированию Крюковского моста техник-лейтенант Тяпкин Фёдор Фёдорович командованием 2-о Украинского фронта был представлен к награде – ордену Красного Знамени. Однако руководство Наркомата путей сообщения сочло возможным, за многочисленные заслуги на боевом пути офицера по восстановлению железнодорожных объектов от Волги до Днепра, за мастерство и личное мужество при разминировании Крюковского моста, ходатайствовать о присвоении технику-лейтенанту Тяпкину Фёдору Фёдоровичу звания Героя Социалистического Труда.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1943 года «за особые заслуги в деле обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства, выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени» технику-лейтенанту Тяпкину Фёдору Фёдоровичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот».

116-й восстановительный ж.д. батальон 47-й отдельной ж.д. бригады восстанавливал железнодорожную станцию Кременчуг и подъездные пути к артиллерийскому складу № 27, а так же вёл подготовку к постройке моста через реку Днепр. 24 октября на ст. Кременчуг пришёл первый грузовой состав. Трудно сказать, с какой целью начальник штаба 116-о восстановительного батальона майор Малыхин Николай Степанович и политрук этого батальона майор Острогов Николай Давидович оказались в районе с. Кривуши 30 октября 1943 года. Возможно, они контролировали ход работ по восстановлению подъездных путей к артиллерийскому складу, который находится, как раз в этом районе. Противник с правого берега р. Днепр произвёл внезапный артналёт по району артиллерийского склада и по прилегающим территориям. Один из снарядов разорвался вблизи командиров 116-о батальона. Оба майора погибли. Похоронили их на месте гибели. В донесении командования 116-о восстановительного батальона, составленного 5 декабря 1943 года и подписанного командиром батальона капитаном Шведовым, местом их гибели и захоронения указывается с. Большая Кохновка [23]. Но немецкая артиллерия в октябре 1943 года до Б. Кохновки уже не добивала. Командиры не могли погибнуть здесь от обстрела вражеской артиллерии, а именно так записано в донесении. В архиве Кременчугского городского краеведческого музея есть списки перезахороненных бойцов и командиров Красной Армии в братскую могилу Реевского кладбища г. Кременчуга. В этом документе указывается, что Малыхин Николай Степанович и Острогов Николай Давидович были перезахоронены из могилы, которая находится «В районе с. Кривуши (за городом)»[24]. Почему этих командиров сразу не похоронили в Кременчуге – не понятно. Перезахоронили их в братскую могилу на Реевском кладбище спустя шесть лет уже без званий…

Начавшиеся 1 октября бои за плацдармы на правом берегу Днепра южнее Крюкова, в районе сёл К. Потоки и Чикаловка продолжались почти два месяца. С большим трудом, ценой огромных потерь наши войска удерживали плацдармы на правом берегу Днепра, отбивая многочисленные контратаки немцев.  Через два месяца ожесточённых боёв силы немцев начали ослабевать. 24, 25 ноября войскам 299-й СД удалось, наконец, овладеть с К. Потоки. С потерей с. К. Потоки левый фланг немецкой обороны лишился устойчивости,  и немцы, опасаясь окружения, стали отходить из сильно укреплённого Крюкова через Чечелево, Белецковку на Табурище и через Маламовку, Свинарку (Павловку) на Новогеоргиевск.

К вечеру 25 ноября передовые части 299 СД 53-й Армии 2-го Украинского фронта вошли в Крюков. В это же время, переправившиеся на плацдарм части 66-й Гвардейской Полтавской стрелковой дивизии, начали продвигаться в направлении с. Свинарка, а части 375 СД на ст. Бурты – с. Браиловку. Следом за ними на плацдарм начали переправляться части 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, развивая наступление на Новогеоргиевск.

Сразу же после освобождения правобережной части г. Кременчуга – Крюкова, инженерные части 2-о Украинского фронта приступили к строительству деревянного наплавного моста. Одновременно начались проектно-изыскательские работы по строительству на обходе временного высоководного ж.д. моста.

«Сооружение моста поручили УВВР-14 во главе с полковником А. Н. Ткачевым. В работах участвовали части 36-й и 47-й железнодорожных бригад, коллективы мостоотряда № 1 и мостопоезда № 10. На возведение моста отвели 40 суток, а работа предстояла большая и сложная»[25].

Пока шло строительство высоководного моста, военные инженеры железнодорожники провели предварительные расчеты по возможности использования наплавного моста для организации ж.д. сообщения с правым берегом р. Днепр и ж.д. ст. Крюков-на-Днапре. Расчёты показали, что после дополнительного усиления мост способен выдержать прохождение по нему состава из 2-х – 3-х вагонов. В кратчайший срок все необходимые работы были выполнены, и по наплавному мосту стал курсировать небольшой состав. Обеспечением этой переправы занималась 28-я эксплуатационная рота. Всего за семнадцать дней существования наплавного моста в обе стороны по нему прошло около 2 000 вагонов с военными и хозяйственными грузами [25].

Тем временем работы по проектированию и строительству высоководного моста шли полным ходом. «Проектно-изыскательские работы возглавлял известный мостовик Б. Н. Преображенский. Проект учитывал сжатые сроки, наличие материалов и конструкций. Он предусматривал строительство высоководного временного моста на обходе с верховой стороны, в удалении на 70м от оси разрушенного моста. Он имел 38 пролетов: 5 – по 20м, 27 – по 23 м, 4 – по 27м и 2 – по 55м. Опоры, в зависимости от характеристик основания, рамно-лежневые, ряжевые, рамно-ряжевые и рамно-свайные» [26]. Общее руководство строительством моста было поручено полковнику А. Н. Ткачёву. Причём, руководил он строительством сразу двух мостов в Кременчуге и в Черкассах.

Строительство моста решено было вести сразу на трёх самостоятельных участках. Первый участок был на левом берегу Днепра. Всеми работами на этом участке руководил полковник Е.И. Пирогов. В его подчинении были 47-я железнодорожная бригада и мостовики мостопоезда №10, которым командовал А. С. Шепитько. На этом участке выполнялись работы по обеспечению подхода к мосту на левом берегу реки, строительство берегового устоя и 25-ти промежуточных опор. Необходимо было так же изготовить и смонтировать пять 20-метровых пакетных пролётных строений, установить 23 пролётных строения по 23м и провести на них укладку мостового полотна. Первый участок отвечал так же за строительство подмостей для сборки двух 55-метровых пролетных строений.

Мостовики мостоотряда № 1 вели работы на втором участке строительства. Руководил работами К. А. Кузнецов. Этому участку поручалось «строительство четырех промежуточных опор русловых пролетов, монтаж двух сборных 55-метровых пролетных строений» [23].

Третий участок отвечал за работы на правом берегу реки Днепр (36-я железнодорожная бригада). Руководил работами на этом участке полковник И. М. Павлов. В их задачу входили: «постройка подхода к мосту, строительство восьми промежуточных рамно-ряжевых и ряжевых опор и устоя, установка восьми пролетных строений пролетами по 23м и 27м, укладка мостового полотна на своем участке»[25].

Работы на всех участках шли с привлечением к строительству жителей Кременчуга и Крюкова, которые трудились на строительстве не менее самоотверженно, чем воинымостовики.

При строительстве 55-метровых пролётных строений возникли проблемы с несущими металлоконструкциями. Подходящих для строительства профилей в наличии не оказалось. Вопрос с металлоконструкциями пришлось решать на самом «верху». Было принято решение передать для строительства Крюковского моста конструкции, предназначенные для строительства Дворца Советов в Москве [26].

Темп выполнения работ на строительстве моста был очень высок! Все бригады, постоянно работали с опережением графика. Норма выработки в отдельных бригадах доходила до 250300%.

Отличились и бойцы 116-о батальона 47-й ж.д. бригады. В память о своих погибших командирах майоре Малыхине Николае Степановиче и майоре Острогове Николае Давидовиче, они забили все 532-е сваи на два дня раньше запланированного срока.

Масштабы работ, выполненных при строительстве моста, огромны: было отсыпано более 20 000 куб. грунта, забито 704 сваи, были смонтированы 38 пролетных строений общим весом почти 1250 тонн. На засыпку ряжей и укрепление русла реки потребовалось 10 192 кубометра камня [25].

Трудовой энтузиазм, помноженный на чёткую организацию труда и умелое руководство работами, позволили досрочно 12-го января 1944 года открыть движение по мосту ж.д. поездов.

В приказе от 14 января 1944 года командующего 2-м Украинским фронтом генерала армии И. С. Конева отмечалось, что «12 января 1944 года, в течение 32 суток построен высоководный железнодорожный мост через реку Днепр у города Кременчуг длиной 990 м. Мой приказ и приказ Народного Комиссара Путей Сообщения выполнен досрочно на 8 суток»

За героический труд на строительстве высоководного моста через реку Днепр в г. КремеUKнчуге многие бойцы и командиры железнодорожных войск были представлены к высоким правительственным наградам (Приказ № 062/н от 01.05.1944г. ВС 2-о Украинского фронта)[27].

Орден Красного Знамени получили:

     командир 36-й ж.д. бригады полковник Павлов Иван Матвеевич;

     командир 47-й ж.д. бригады полковник Пирогов Ефим Иванович;

     начальник ж.д. войск 2-о Украинского фронта полковник Ткачёв Александр Николаевич.

Орден Отечественной Войны II степени получили:

     помощник командира 36 ж.д. бригады по тех. части инженер-полковник Бабенко Виталлий Афанасьевич;

     адъютант нач. ж.д. войск 2-о Украинского фронта ст. лейтенант Семёнов Дмитрий Семёнович;

     командир 10-го восстановительного ж. д. батальона 36 ж.д. бригады подполковник Сенчищев Иван Петрович.

     помощник ком. батальона по техчасти 49-о батальона 47-й ж.д. бригады инженер-капитан Комаров Георгий Данилович.

Орден Красная Звезда получили:

     помощник по мат.тех.снабжению 47-й ж.д. бригады подполковник Салинков Дмитрий Дмитриевич;

     командир мостовой роты 116-о восстановительного батальона 47-й ж.д. бригады капитан Терский Кузьма Иванович.

Временный высоководный мост честно прослужил до конца войны. Но городу и стране нужен был капитальный мост для пропуска полновесных ж.д. составов и возрастающего потока автомобильного транспорта.

Новый мост решили строить на быках старого моста Струве. Обследование этих быков показало, что никаких серьёзных повреждений с момента их строительства ни в подводной, ни в надводной их части не обнаружено. Возник вопрос, сколько строить мостов? До войны этот мост был одноярусный и использовался совместно как для ж.д. перевозок, так и для проезда колёсного транспорта. Казалось бы, проще восстановить 6-ть разрушенных пролётов существующего моста – и вопрос будет закрыт. Но что ждёт такой мостовой переход в перспективе? Интенсивность железнодорожных и автомобильных перевозок растёт с каждым годом, и такая тенденция сохранится и в будущем. Одноуровневый мост не способен обеспечить пропуск всё возрастающего потока грузов через реку Днепр. На время прохождения железнодорожных составов на обоих берегах Днепра будут образовываться огромные очереди колёсного транспорта, габариты которого уже не позволяют разъехаться автомобилям на встречных направлениях. А в случае аварии на мосту произойдёт задержка в движении поездов, что просто недопустимо! Поэтому было принято решение демонтировать уцелевшие пролёты ж.д. моста и построить новый двухъярусный мост. Такие же мостовые переходы решено было построить в г. Черкассы и в г. Днепропетровск.

К строительству нового моста приступили в 1946 году. Работы начались с очистки фарватера от разрушенных конструкций и демонтажа старых ферм. Старые фермы были разрезаны на металлолом.

Весной 1946 года на реке Днепр сложилась сложная ледовая обстановка. Большие ледяные поля грозили разрушить опоры временного деревянного моста. На лёд вышли подрывники 113-о орденов «Богдана Хмельницкого» и «Красной Звезды» Станиславского инженерно-саперного батальона 6-й ордена Суворова Староконстантиновской инженерно-саперной бригады. Рискуя жизнью, они закладывали взрывчатку и дробили ледяные поля. К сожалению, при выполнении подрывных работ 5 человек из команды подрывников погибли. Их похоронили на правом берегу р. Днепр у подъёма на Крюковский мост.

Строительство мостового перехода было поручено мостоотряду №1 Министерства Путей Сообщения. В строительстве моста принимали участие так же жители Кременчуга, Крюкова и окрестных районов, всего около 3тысяч человек. Отдельные элементы конструкции и детали моста изготавливались на заводах города, в частности на Кременчугском мостостроительном заводе. Металлические фермы из высоколегированной стали, изготавливал мостостроительный завод г. Днепропетровск. Механизмы подъёмной части моста были изготовлены в Чехословакии. Конструкция Крюковского моста – цельноклёпанная. Вместо болтов использовались специальные заклёпки. Руководил строительством моста Коваленко В.С., главным инженером был Зубачев Сергей Юхимович, политруком Кожарин Михаил Алексеевич [28]. Длина нового моста с подъёмами составила 1350 м, ширина проезжей части – 7 м, грузоподъёмность – свыше 100 т.

Первый поезд по новому мосту прошёл 21 декабря 1949 года. Первыми пассажирами первого поезда были мостостроители. На митинг по случаю открытия нового Крюковского моста пришли тысячи кременчужан и жителей Крюкова, которые встречали поезд на Крюковской стороне реки Днепр. Вот уже больше 60-ти лет Крюковский мост находится в эксплуатации. Он по-прежнему остаётся важным стратегическим объектом Южной ж.д. По мосту могут без ограничения скорости следовать ж.д. составы любого, допустимого для железных дорог бывшего СССР, веса.

Славная история Крюковского моста продолжается.

 

ЛИТЕРАТУРА

1.        Лушакова А. Н. Улицами старого Кременчуга / А. Н. Лушакова, Л. И. Евселевский. – Кременчуг : «Кременчук», 2001

2.        Архив КрКМ. – Д. 178 Станция Кременчук. Станция Крюков

3.        Архив КрКМ. – Д. 30. Воспоминания Удовицкого Ивана Степановича.  

4.        ЦАМО. Ф. 251. – Оп. 646. – Д. 2.

5.        Сражение за Кременчуг. Отрывок из книги воспоминаний В. П. Логунова [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.solonin.org/live_srazhenie-za-kremenchug

6.        Архив КрКМ. – Д. 30А  Пояснительная записка командира Крюковского полка Кременчугской дивизии народного ополчения майора Воробьёва П. С.

7.        ЦАМО.– Ф. 58. – Оп. Н-18005. – Д. 18.

8.        ЦАМО. – Ф. 33 – Оп. 682524. – Едн. хран. 418.

9.        ЦАМО. – Ф. 33 – Оп. 682524. – Едн. хран. 427.

10.    ЦАМО. – Ф. 33 – Оп. 682524. – Едн. хран. 436.

11.    ЗГВА. – Ф. 38277. –  Оп 1. – Д. 48.

12.    Архив КрКМ. – Д. 46 «Акт от 47 года октября месяца 10-го дня» о перезахоронении с территории города на городское кладбище г. Крюков-на-Днепре, погибших в боях бойцов и командиров Красной армии. – Л. 25, 22.

13.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 11458. – Д. 17

14.    ЦАМО. – Ф. 58. – Оп. 0818884. – Д. 27.

15.    Архив КрКМ. – Д. 30  «Робітник кременчуччини» 24 липня 1941р.

16.    NARA. MikrokopiT 315 ROL 641. Kadr 314-318.  Gefechtsberl.chtdesPz,Pi.Btl.4 uber. denElnsatzam 9. august 1941 (Перевод Константина Подгайного).

17.     ЦАМО.Ф. 58. – Оп. 18001. – Д. 1180.

18.     Исаев А. В. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знаем / А. В. Исаев.- М. : Яуза, Эксмо, 2005.

19.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 682524. – Едн. хран. 444.

20.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 682525. – Едн. хран. 482.

21.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 682524. – Едн. хран. 418.

22.    Андрианов И. Ф. Атакую ведущего / И. Ф. Андрианов. – Рязань : Московский рабочий, 1983.

23.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 11459. – Д 185.

24.    Архив КрКМ. – Д. 46 Список перезахороненных воинов из района с. Кривуши на городское кладбище г. Кременчуга. (Реевка, братская могила № 2). – Л: 80.

25.     «Поднимались мосты над Днепром» (Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг.) [Електронний ресурс]: Издательский дом: Министерство путей сообщения СССР. – 1985. — Режим доступу : http://www.e-reading-lib.org/book.php?book=81552

26.    Железнодорожные войска России. Кн. 3. На фронтах Великой Отечественной войны: 1941–1945. [под ред. Г. И. Когатько]. – М. : «Стэха», 2002. – Режим доступу : http://statehistory.ru/books/ZHeleznodorozhnye-voyska-Rossii/

27.    ЦАМО. – Ф. 33. – Оп. 690155. – Едн. хран. 1803.

28.    Потапенко П. Кременчук. Три мости через Дніпро та їхня доля / П Потопенко. – Кременчук, 2008.