Неизвестные страницы обороны Кременчуга в 1941 году

ВВЕДЕНИЕ
Военные действия, особенно масштабные и продолжительные, всегда связаны с применением и использованием участниками военного конфликта различных родов войск.
Любые исторические исследования военных конфликтов, а Великой Отечественной войны особенно, изначально предполагают изучение боевой деятельности всех родов войск вне зависимости от того, исследуются ли военные действия или операции в пределах населенного пункта, или изучаются вопросы военных событий в масштабе фронта.
Более того, для получения ясной и полной картины событий, объем исследований по деятельности каждого рода войск должен быть примерно одинаковым. Особо это относится к районам боевых действий, где развивались важнейшие военные события. К таким районам без натяжки можно отнести Кременчуг.

Военные события у Кременчуга в 1941 и 1943 г.г. положили начало двум величайшим событиям ВОВ: окончанию битвы за Киев в 1941, завершившейся окружением и пленением 50 советских дивизий войск Юго-Западного фронта численностью до 650 тыс. чел., и битве за Днепр в 1943.
Обе военные операции состоялись при активном участии военно-воздушных сил, сыгравших важную и заметную роль, не всегда, правда, успешную, в ходе военных действий.
Вместе с тем, тема боевой деятельности авиации (советской и немецкой) в р–не Кременчуга местными историками никогда не исследовалась, в результате чего получилась неполная, до неприличия, картина военных действий и событий. Тема настолько запущена, что назвать номера всех авиаподразделений, до полка включительно, участвовавших в боевых действиях у Кременчуга в 41–43 г.г., никто не может. Еще хуже обстоят дела с задачами, которые решала авиация в указанном районе в 41–43 г.г. Все сводится к паре примитивных формулировок – защищали город и кременчугский мост в 41 г., что не совсем соответствует действительности, и содействовали наступлению советских войск при форсировании Днепра в 43 г., что представляет собой слишком упрощенное определение характера боевых задач и действий.
И если по боевым действиям сухопутных войск мы имеем достаточно много информации, начиная с номеров частей и фамилий командиров и заканчивая практически полной географией и хронологией боевого участия в событиях у Кременчуга, то по авиации мы не имеем практически ничего.
Настоящая статья не претендует на полноценную и законченную исследовательскую работу по упомянутой теме. Правильным будет считать ее обзорной статьей по результатам одного из направлений поисково-исследовательской деятельности общественной организации «Кременчугский музей истории авиации и космонавтики». Сам автор ставит перед собой две цели:
– привлечь внимание городской научной общественности и власти к «белым пятнам» городской истории периода Великой Отечественной войны;
– определить задачи для будущих исследователей и показать пути их решения.

КРАТКИЙ ОБЗОР МАТЕРИАЛОВ ПО ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ У КРЕМЕНЧУГА В АВГУСТЕ – СЕНТЯБРЕ 1941 г.
Для решения задачи сбора информации об авиаподразделениях, действовавших у Кременчуга в августе – сентябре 1941 г., использовались разные источники: Книга Памяти Кременчугского краеведческого музея о воинах, погибших при обороне и освобождении Кременчуга, ранние, периода 70-г, опубликованные работы советских военных историков и работы историков постсоветского периода, опубликованные в период 1991 – 2009 г.г. написанные с использованием рассекреченных боевых документов, издававшихся в свое время под грифом «Секретно» или «Для служебного пользования» и поэтому недоступных для широкого круга исследователей.
Немало информации получено из военно-авиационной мемуарной литературы. Значительное количество информации удалось получить, анализируя материалы ЦАМО о безвозвратных потерях личного состава ВВС, размещенные в Интернете на сайте ОБД «Мемориал». Большую помощь оказали и продолжают оказывать исследователи из России, с которыми автор статьи находится в тесном и постоянном контакте.
К моменту подготовки статьи удалось установить практически все авиаполки, действовавшие у Кременчуга в 1941 и 1943 г.г., но полный анализ их деятельности в указанном районе – это дело будущего, т.к. для этого необходима кропотливая работа в ЦАМО России. Исходя из объема предстоящих исследований, работать будущим исследователям в ЦАМО предстоит, по самым скромным подсчетам, не меньше двух, а может и трех месяцев.
С учетом ограничений по объему статьи, рассмотреть события и деятельность авиации в указанный период на всем Юго-Западном фронте, что было бы желательным, не представляется возможным, но некоторые аспекты организации ВВС и их применения в боевой деятельности осветить все же необходимо.
Военно-воздушные силы СССР, хотя и являлись практически полноценным родом войск, самостоятельными не были, а были организационно подчинены, в лице управлений ВВС, фронтам (до начала войны военным округам) и общевойсковым армиям, и подразделялись за подчиненностью на фронтовую и армейскую.
Некоторые общевойсковые армии, как сформированная 4 августа 1941 г. 38-я, оборонявшая в 1941 г. рубеж от Черкасс до Дериевки у Кременчуга, своих ВВС не имели и использовали ВВС только по заявке через управление ВВС фронта. Такое положение дел приводило к распылению авиационных средств, порождало немало проблем, связанных с обыкновенными бюрократическими процедурами и, что особенно важно, лишало командующего армией возможности своевременно принимать боевое решение и решать специфические боевые задачи, присущие авиации. Известны случаи, когда от заявки до боевого вылета в определенный район проходили сутки.
Необходимо также принимать во внимание, сыгравшую крайне отрицательную роль, управленческую неразбериху, царившую в штабах в начальный период войны, нередко имевшие место запоздалые доклады, отсутствие полной информации о реальных событиях, происходивших на отдельных участках фронта, что в конечном итоге приводило к неверной оценке угроз и принятию неверных решений, как случилось с Кременчугским плацдармом.
Советская авиация к концу июля 1941 г на всех фронтах понесла потери (в боях и на земле) почти в 8 тыс. единиц, из 9917 имеющихся на западных границах СССР на 22 июня 1941 г.
На 17 июля ВВС ЮЗФ из имевшихся к началу войны 1672 (по другим данным 2059)самолетов насчитывали всего 461 самолет, из которых:

278 (210 исправных) истребителей;

29 (из них 21 исправный) штурмовиков;

154 (77 исправных) бомбардировщиков разных типов.
К 29 июля общая численность советской авиации ЮЗФ снизилась до 278 самолетов, из которых 141 были небоеготовые, но количество экипажей значительно превосходило количество исправных самолетов. Помимо авиаполков, подчиненных командованию фронта, в полосе Юго-Западного фронта действовали 2–й и 4–й авиационные корпуса РГК (бомбардировщики ДБ–3). Эти соединения периодически совершали боевые вылеты в интересах операций Юго-Западного направления, в том числе и в р–н Кременчуга. Первые бомбардировки Кременчуга немецкой авиацией отмечены 10 июля 1941 г. и, несмотря на то, что в мемуарной литературе 1960–70 г. они описываются как очень сильные и регулярные, есть определенные сомнения в точности этой информации. Конечно же, бомбардировки советских тылов, причем успешные, были. Целями для таких налетов являлись мосты и переправы через Днепр у Кременчуга, Киева, Канева, Черкасс и Днепропетровска, а также ж/д коммуникации. Так, из отчетов Наркомата путей сообщения следует, что во второй половине августа 1941 г. в полосе ЮЗФ немецкие бомбардировщики 39 раз разрушали железнодорожное полотно. Особо тяжелые последствия имел налет вечером 28 августа на станцию Кибинцы (недалеко от Полтавы). Под удар попали 3 эшелона с боеприпасами для войск ЮЗФ. Одной авиабомбой был поврежден и мост у Кременчуга. Но в отношении других городских объектов, по военной терминологии, это были, скорее всего, беспокоящие налеты.
5 авиакорпус Люфтваффе, действовавший в полосе ЮЗФ, был к концу июля значительно ослаблен, и количество самолетов не отвечало даже штатному. Проведенные исследования последних лет свидетельствуют о том, что численность немецкой авиации в интересующем нас районе в этот период почти всегда была даже ниже, чем советской. Современные авиационные историки отмечают дни, когда у немцев было не более 200
самолетов, из них почти половина не боеготовых. По этой причине, учитывая нехватку самолетов, регулярные бомбардировки города, где нет войск противника, но есть задачи уничтожения коммуникаций и советских войск в других районах, где идут ожесточенные наземные бои, с военной точки зрения представляются просто неразумными. В подтверждение этих строк говорит и отсутствие описаний в военно-исторической и мемуарной литературе жарких воздушных боев над Кременчугом до 9 августа 1941 г. Одним из приемов, которым Люфтваффе компенсировал численный перевес своих противников, была высокая интенсивность использования авиации. Самолеты бомбардировочных и истребительных эскадрилий делали по несколько вылетов в день, успевая воздействовать на различные цели (того же командование требовало и от ВВС РККА). Немецкие ВВС работали на пределе физических возможностей летного состава, но за счет этого успевали везде, создавая иллюзию господства в воздухе. Наши ВВС, напротив, ограничивались чаще всего одним вылетом в день, даже в период крупных операций. Это несколько снижало эффект от количественного перевеса. По итогам воздушных боев конца июля командующий юго-западным направлением С.М. Буденный в одном из приказов отмечал, что положение на фронте требует максимального напряжения авиации на решающих направлениях. Но по сведениям, поступающим от ВВС фронтов, среднесуточное боевое напряжение в последнее время составляет один вылет на самолет, причем большинство из них на прикрытие разных объектов. Начало активизации боевой работы советской и немецкой авиации на Кременчугском плацдарме приходится на первые числа августа (примерно с 7) 1941 г., когда появилась первые признаки намерений форсирования немцами Днепра в р-не Кременчуга. До взятия немцами Крюкова 9 августа Кременчугское направление командованием ЮЗФ не считалось опасным. Но даже выход немцев к Днепру у Крюкова 9 августа и захват 30 августа поначалу небольшого плацдарма на левом берегу Днепра напротив Дериевки, воспринимался советским командованием как отвлекающий маневр немцев. Своими настойчивыми атаками в районе Киева и Черкасс противник рассеивал внимание советской стороны. Боевые действия в указанных районах выглядели как подготовка форсирования главными силами и тем самым отвлекали внимание от левого фланга 38–й армии, кременчугского плацдарма, где вскоре была предпринята масштабная операция по форсированию.
Согласно официальных документов, с 38–й армией в период августа – сентября 1941 г. взаимодействовала 15–я смешанная авиационная дивизия. Но это, как показали исследования автора, не совсем соответствует действительности. Отдельные полки 15 САД частично использовались у Кременчуга, как к примеру 164 ИАП, 45 СБАП, возможно 211 БАП, но наряду с этими полками использовались и полки других авиационных дивизий. В основу такого утверждения положены, большей частью, результаты исследования доступных через Интернет документов ЦАМО РФ – донесений о безвозвратных потерях, размещенных в ОБД «Мемориал». Но кроме этих материалов использовались также монографии и военно-мемуарная литература.