Некоторые вопросы Холокоста в Кременчуге

Некоторые вопросы Холокоста в Кременчуге

Некоторые вопросы Холокоста в Кременчуге

Некоторые вопросы Холокоста в Кременчуге.Факт принятия Польшей скандального «исторического закона» в который раз засвидетельствовал, что драматические события Второй мировой войны еще долго будут оставаться краеугольными камнями «исторической политики» посткоммунистических стран Європи. Под «исторической политикой» или «политической историей» понимается активное использование господствующими политическими силами административных и финансовых ресурсов для утверждения определенных интерпретаций событий прошлого. Этот термин возник в 80-х годах прошлого века в Германии, а в начале 2000-х был перенят и повсеместно воплощен Польшей. Как здесь не вспомнить аксиому, сформулированную почти сто лет тому назад известным историком-марксистом Михаилом Покровським: «История это политика, что обращенная в прошлое».

Следует признать, что эти процессы не обошли и Украину. Некоторые из современных украинских историков, лучше своих предшественников, запуганных сталинскими репрессиями и затхлостью брежневского застоя, выполняют ситуативные политические задачи. Откровенное обслуживание власти Украинским институтом национальной памяти (УИНП) отражает ситуацию в Польше, где Институт национальной памяти (ИНП) давно превратился в инструмент борьбы с политическими оппонентами и все чаще вмешивается в межгосударственные дела.

В оценках польского «исторического закона» Израиль очутился по одну сторону баррикад с Украиной. В этом материале указывалось на важность поиска общих тем, которые бы объединяли поляков, украинцев и евреев ради взаимопонимания и примирения. В частности, обращалось внимание на необходимости глубокой научной разработки проблемы признания украинцев «Праведниками народов мира», а также исследования судеб тысяч наших соотечественников, которые спасали евреев, однако не признаны «Праведниками» согласно критериям израильского научно-исследовательского института национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем».

Следует пояснить, что, начиная с 1963 года, именная медаль и Почетная грамота вручается «Праведнику», как правило, на основании личных обращений спасенных евреев. Следовательно, украинцы, вместе с представителями других наций СССР, оказались заведомо в проигрышном состоянии. До 1991 года евреи, которые проживали в СССР, чтобы не навредить себе или своим спасителям, остерегались обращаться в «Яд ва-Шем» с соответствующим заявлением. Кроме этого, среди них было немало таких, которые не желали даже в мыслях возвращаться к трагическим событиям прошлого или не знали о существовании программы признания «Праведников». Процесс присвоения украинцам звания «Праведников» получил распространение почти через 45 лет после окончания Второй мировой войны, когда многие спасители и спасенные ушли в вечность, а физическое состояние живых зачастую не позволяло им даже вспомнить имена своих спасителей.

Следовательно, абсолютно правильно считать, что количество «Праведников» в той или иной стране не обязательно свидетельствует о фактическом количестве историй спасения, а лишь отражают случаи, о которых стало известно «Яд ва-Шем». Вместе с тем, сухая статистика говорит сама о себе: из 26 513 «Праведников» из 51 страны мира, количество украинцев составляет 2 573 человека (в России — 204), что является вторым показателем после поляков — 6 706, где процесс признания «Праведников» начался задолго до 1991 года.

И пока академические историки, как всегда тщательным образом и взвешенно ищут подходы и методологию решения очерченной проблемы, за это благородное дело уже взялись историки-краеведы.

В апреле 2018 года вышла очередная работа уроженца Кременчуга Бориса Шепетовского, который сейчас проживает в израильском городе Ришон-ле-Цион. Она носит название «Освятившие имя Создателя» и является своеобразным продолжением истории еврейской общины Кременчуга «Какой город считалось Иерусалимом в Украине»?, о которой «Вектор ньюз» рассказывал в прошлом году (https://www.vectornews.net/news/society/21490-yake-msto-vvazhalosya-yerusalimom-v-ukrayin.html).
Не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол, он звонит и по Тебе…

Новое издание увидело свет благодаря поддержке еврейской общины города Кременчуга и приурочено ко дню Катастрофы — национального дня памяти и траура в Израиле, когда евреи вспоминают жертв нацизма во время Второй мировой войны. Характерно, что среди тех, кого с благодарностью вспомнил во вступительном слове президент еврейской общины города Яков Бирфер — граждане Израиля, Украины, США; евреи, украинцы, россияне; верующие и атеисты; иудеи и православные христиане.

Автор годами собирал и изучал малоизвестные страницы истории Холокоста на «малой родине». Сделанное им в разы превосходит попытки профессиональных исследователей увековечить память о невинно убиенных евреев города Кременчуга и подвиг его жителей, которые с риском для собственной жизни, спасали их от носителей человеконенавистнической идеологии. В контексте поставленных задач краеведческого характера труд Бориса Шепетовского является самым полным.

Весьма выигрышным является построение книги, которая состоит из исторического сообщения о предвоенном Кременчуге, трогательных воспоминаний очевидцев Холокоста, писем, документов и материалов прессы, коротких биографических справок о жертвах Катастрофы. Впервые напечатаны поименный список и фотографии 43-х кременчужан, которые во время лихолетья спасали евреев от нацистов.

Автор эмоционально передал ужасную атмосферу оккупации, которая для многих жителей города стала испытанием на человеческое достоинство. Успех книги априори предопределен тем, что написана она сердцем, без претензий на преференции со стороны действующей украинской власти. Выход в свет книги «Освятившие имя Создателя» следует считать очередным важным этапом общественной деятельности Бориса Шепетовського вместе с его инициативами по открытию памятного знака кременчужанам, спасавшим евреев и присвоения одной из улиц города Кременчуга имени «Праведников народов мира».
Не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол, он звонит и по Тебе…

В то же время, сделанному Борисом Шепетовським анализу обстановки в предвоенном и оккупированном Кременчуге порой нехватает полноты и всесторонности, поскольку он не имел возможности пользоваться новыми исследованиями современных историков и краеведов. Некоторые авторские комментарии к событиям и документам противоречат критериям объективности и научности.

В частности, проблема эвакуации мирного населения Кременчуга, в том числе евреев, показанная фрагментарно, а организация героической обороны города раскрыта поверхностно. Исследование Холокоста в Кременчуге существенно выиграло, если бы там нашлось место для изложения справочной информации о деятельности одного из нацистских «эскадронов смерти» — айнзацгрупи «С» армии «Юг» и командования зондеркоманды «4б», которые, очевидно были организаторами массового уничтожения евреев города.

Не исключено, что в Кременчугском гетто нацисты организовали «юденрат» (от немецкого «Judenrat» — «еврейский совет»). Так назывались административные органы еврейского самоуправления, созданные оккупантами в принудительном порядке из числа влиятельных евреев городов, в том числе раввинов, для управления внутренней жизнью гетто, обеспечения выполнения нацистских приказов, касающихся евреев. «Юденраты» создавались на всех оккупированных немцами территориях, в каждом населенном пункте с еврейским населением. Если численность в данной местности превышала 10 000 лиц «юденрат» назначался из 24 членов, если меньше — ровно в половину меньше. Руководитель «юденрата» назывался «юденельтестер» (от немецкого «Judenältester» — еврейский староста). Поскольку в Кременчуге по состоянию на конец сентября 1941 года было зарегистрировано, как минимум, 3 500 евреев «юденрат» городского гетто должен был бы состоять из 12 членов. О существовании «юденрата» в гетто Кременчуга в книге «Дикая полынь» вспоминает советский писатель, публицист и драматург Цезарь Соломонович Солодарь (1909 — 1992), говоря о «полицейских отрядах, которые орудовали под протекторатом гестапо на территории гетто Львова, Черновцов, Проскурова, Кременчуга». Однако, Борис Шепетовський не осмелился поставить перед собой задачу выяснить вопрос создания и оценки деятельности Кременчугского юденрата.
Не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол, он звонит и по Тебе…

Но одна из описанных Борисом Шепетовським историй, заслуживает более глубокого рассмотрения, поскольку свидетельствует о сложности исследования проблемы признания подвигов украинцев, которые реально спасали евреев.

Речь идет о поступке бывшего учителя то ли директора местной школы Синицы-Верховского, назначенного оккупационной властью на должность бургомистра Кременчуга. Документальные сведения о нем можно найти в работе известного израильского историка, бригадного генерала Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), многолетнего (1972 — 1993) директора Музея Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем» Ицхака Арада (Рудницького), который 17-летним юношой воевал на территории Беларуси, Литвы, России в составе отряда советских партизан. На странице 322 работы «Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944) : Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд ва-Шем, 1991» Ицхак Арад обнародовал отрывок из «Оперативного рапорта, СССР, № 177», который содержит сообщение начальника полиции безопасности и СД о действиях зондеркоманд в Украине по состоянию на 6.3.1942″: «… сотрудничество с украинскими органами и милицией, в основном, хорошее. Однако при назначении ответственных лиц не всегда соблюдалась необходимая осторожность, о чем свидетельствует тот факт, что бургомистр города Кременчуга Синица саботировал данные эму приказы. Синица был арестован. В результате допроса служащих айнзацкоманд было выяснено, что он пользовался фальшивыми персональными данными и препятствовал решению еврейской проблемы. Он заставлял протоиерея Романского крестить указанных им евреев, и давать им христианские или русские имена. Арест саботажника позволил предотвратить выход большего числа евреев из-под немецкого контроля. Синица был казнен».

Этот красноречивый документ, как свидетельство сопротивления Холокосту со стороны местных жителей Кременчуга широко использовали в своих работах российские, украинские и израильские историки и краеведы. Среди них — Илья Альтман, российский историк, профессор, основатель и сопредседатель научно-просветительского центра «Холокост», Михаил Шкаровский, российский историк, доктор исторических наук, Марк Солонин, известный российский историк, публицист, Феликс Кандель (Иерусалим), писатель, драматург, сценарист, журналист, Анатолий Мучник (Иерусалим) писатель, журналист, Лев Евселевский (Кременчуг — Сан-Франциско), историк, доктор наук, профессор. Нашлось место для увековечения поступка Синицы-Верховского также в статье «Кременчуг» в авторитетной «Электронной еврейской энциклопедии»: «Назначенный немцами бургомистром Кременчуга Синица-Верховский пытался спасти евреев от уничтожения. В отчетах немецкой полевой комендатуры указывалось, что он выдавал евреям фиктивные справки об «арийском происхождении» и «заставлял протоиерея Романовского крестить указанных им евреев и давать им христианские имена». Вскоре после ареста в ноябре 1941 г. Синица-Верховский был казнен».

Здесь стоит дать некоторые комментарии. Дело в том, что с началом нацистской оккупации Украины процесс крещения евреев получил определенное распространение. Очевидно, что его инициаторами были евреи, которые рассчитывали таким способом избежать попадания в гетто. Чтобы локализовать это явление, оккупационные власти 29 октября 1941 года даже была вынуждена разослать циркуляр, которым обязывала православных священников отказывать евреям в крещении, а всех ранее крещенных считать евреями «вместе с некрещеными».

Соответствующие указания получили также подразделения полиции безопасности (гестапо и крипо), а также СД (Службы безопасности). Исходя из анализа архивного документа и статьи в «Электронной еврейской энциклопедии», спецслужбы оккупантов сначала арестовали Синицу-Верховского. Основанием для ареста бургомистра послужили данные о «саботаже приказов» оккупационной власти, в результате чего нацистам удалось предупредить «выход евреев из-под немецкого контроля». В ходе следствия каратели допрашивали Синицу-Верховского, протоиерея (старшего по должности священника — примечание автора) Романского (в другом документе Романовского — примечание автора), а также самих же оккупантов, входивших в состав айнзакоманд. Сейчас невозможно установить, то ли бургомистр взял на себя всю полноту ответственности, или же его оговорил священник, но по результатам следственных действий нацисты пришли к заключению, что протоиерей Романовский крестил евреев и давал им христианские имена не по собственной инициативе, а под давлением Синицы-Верховского. Следовательно, выходит, что бургомистр Кременчуга действовал сознательно, используя для спасения евреев властные полномочия. О других мотивах, кроме стремления обеспечить «выход евреев из-под немецкого контроля», а тем более получение материальной выгоды в немецком документе нет ни единого слова!

Однако, несмотря на этот очевидный факт, Борис Шепетовский наделил поступок Синицы-Верховского совсем другим смысловым значением, посмертно сделав из него «шмальцовника». Так в оккупированной Польше называли колаборантов, которые шантажировали евреев, требуя от них средства за молчание или сокрытие. Вопреки обнародованным документам и без ссылок на источники первичной информации Борис Шепетовский посчитал возможным утверждать, что Синица-Верховский якобы руководствовался корыстными мотивами, предлагая евреям отказываться от иудейства и принимать христианскую веру. По мнению автора, «миссионерство» Синицы-Верховского так бы и осталось ненаказанным, если бы оккупанты, возможно ошибочно то ли из-за религиозного невежества, не расценили его «как желание кременчугского градоначальника дать защиту местным евреям:
«… бургомистр Кременчуга предложил евреям за деньги или материальные ценности принять христианство. Однако, как оказалось впоследствии, всех, кто решил покреститься, постигла та же участь, как и их некрещеных собратьев. Разработчик германского национал-социализма не считал евреев религиозной общиной и для него переход их, евреев, в другую религию ничего абсолютно не значил. Поэтому, предложение местным евреям креститься, оккупантами было расценено, как желание кременчугского градоначальника дать им защиту, а подобные действия пресекались нацистами самым безжалостным образом. Как следствие в ноябре 1941 года бургомистр Кременчуга был арестован, а в январе 1942 года расстрелян».

Лишая Синицу-Верховского посмертного права находиться в пантеоне кременчужан, спасавших евреев во время Второй мировой войны, Борис Шепетовский, очевидно, руководствовался критериями, определенными «Яд ва-Шем» для «Праведников». В соответствии с ними «Праведниками» не признаются спасители евреев, действия которых мотивировались получением денежного вознаграждения или другой компенсации, как например, переход спасенного в другую веру, усыновление ребенка и тому подобное. Правда, автор не обратил внимание на исключение из этого правила: если спаситель брал деньги для того, чтобы обеспечить успех спасения, а не с целью обогащения, он мог быть признан «Праведником». Но речь ведь идет не о присвоении Синице-Верховскому звания «Праведника народов мира» посмертно, а об увековечении памяти о его поступке.
История с оценкой поступка бургомистром Кременчуга никоим образом не унижает позитивного впечатления от книги Бориса Шепетовського. Напротив, она показывает всю сложность проблемы и должна побуждать историков и краеведов к дальнейшим исследованиям.
***

Митрополит Украинской греко-католической церкви Андрей Шептицкий в годы Второй мировой войны лично спас сотни евреев. В Израиле рассматривался вопрос о присвоении ему звания «Праведника». Но когда дошло дело до голосования, из 13 членов комиссии при «Яд ва-Шем» двое воздержались, 5 высказались за присуждение звания, а проголосовали против. Среди причин отказа была указана «… поддержка дивизии СС «Галичина», обвинения о якобы идеологической близости к Гитлеру и ряд возражений, связанных с тем, что митрополит мог сделать для спасения евреев значительно больше». Во внимание не было принято даже то, что Андрей Шептицкий был единственным главой церкви в Европе, который обратился с письмом к Папе Римскому и лично к Гитлеру, протестуя против геноцида евреев.

Несмотря на позицию «Яд ва-Шем», еврейское община Украины в мае 2008 года самостоятельно признала Андрея Шептицкого украинским «Праведником». Комментируя это решение, главный раввин Киева и Украины от Всеукраинского конгресса иудейских религиозных общин (хасиды) Моше Реувен Асман подчеркнул: «Мы хотим воздать должное человеку, который спас сотни евреев. Мы должны бороться не только с антисемитизмом, ксенофобией, но и помнить героев, напоминать о них поколению, которое подрастает». Возможно это послужит примером для признания заслуг и бургомистра Кременчуга Синицы-Верховского?

Александр Нечитайло, краевед

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon