Пятикратный Георгиевский кавалер кременчужанин Аввакум Волков

Пятикратный Георгиевский кавалер кременчужанин Аввакум Волков

Пятикратный Георгиевский кавалер кременчужанин Аввакум Волков — почти 100 лет назад, в конце сентября — начале октября 1914 года российские газеты опубликовали рассказ об удивительном русском герое,  удостоившимся за свои подвиги пяти (!) Георгиевских крестов — случай, едва ли не уникальный. 22 сентября (старый стиль) 1914 г. бравый солдат прибыл после лечения от раны в Курск, приковав к себе внимание публики, желавший знать подробности очередного подвига героя.

Отметим, что современникам Аввакум Волков был хорошо известен задолго до начала Первой мировой войны, которую он начал уже имея полный бант солдатских «Георгиев». Будущий герой родился 8 мая 1887 года и происходил из мещанской семьи города Кременчуга Полтавской губернии.

Когда ему было 2 года, отец с семейством переселился в Сибирь, в Красноярск, где занялся торговлей. Детство закончилось для Аввакума довольно рано — оставшись в 10 лет сиротою, он был определен родственниками в музыкальную команду Приамурского драгунского полка.

Принять участие в боевых действиях юному горнисту пришлось уже в 1900-1901 г. во время Китайской кампании, за которую он, 13 летний мальчишка, удостоился Георгиевского креста 4 степени. Затем разразилась Русско-японская война, в которой его полк также принял активное участие. Несмотря на то, что Волков был полковым музыкантом, он упросил командира отпустить его в разведку. Переодевшись в китайское платье, Волков высматривал расположение японских артиллерийских орудий. Во время одной их таких ходок, молодой разведчик столкнулся с вражеским разъездом в 20

всадников. Полагая, что выдал себя, Волков первым атаковал противника, открыв по нему огонь из револьвера. Сразив трех всадников, русский разведчик вызвал минутное замешательство у японцев и, вскочив на лошадь убитого офицера, поспешил скрыться. За этот подвиг командующий Русской армией генерал А.Н.Куропаткин лично наградил Аввакума Волкова «Георгием» 3 степени.

Пятикратный Георгиевский кавалер кременчужанин Аввакум Волков

Вскоре после этого А.Волков все-таки был схвачен японцами и приговорен ими к расстрелу за шпионаж. Однако солдату-герою удалось бежать из плена в ночь накануне казни и после девятидневных скитаний по тайге добраться до своих. В царской России бегство из плена приравнивалось к боевому подвигу, и Волкова представили к очередной награде — Георгиевскому кресту 2-й степени. Высшую степень этой солдатской награды — Георгиевский крест 1-й степени — Аввакум Волков получил за то, что накануне Мукденского сражения, сняв вражеского часового,

взорвал пороховой погреб. Как сообщали газеты, в течение Русско-японской войны Волков участвовал и во многих других молодецких делах, получив за время боевых действий 12 ранений. 23 ноября 1905 года в числе других Георгиевских кавалеров он был лично представлен в Царском Селе Императору Николаю II.

По сообщениям газет, после войны Аввакум Волков, получивший чин унтер-офицера, пенсию и право на увольнение со службы, некоторое время «продолжал совершенствоваться в военных науках», а затем, в 1909 году, приехав в Москву, устроился работать курьером.

Когда разразилась Первая мировая война, несмотря на подорванное здоровье и освобождение от службы, Аввакум Волков добровольцем ушел на фронт, оказавшись в армии генерала Н.В.Рузского, сражавшейся на австрийском театре военных действий. И уже в августе 1914-го солдату-герою довелось совершить очередной подвиг, который чуть не стоил ему жизни. Ниже приведем рассказ самого А.Н.Волкова о подвиге, совершенном им в 1914 году, который он поведал журналистам.

«13 августа, в 9 ч. вечера, мне было приказано вместе с другими выехать на разведку. Нас было 7 чел. Я был назначен старшим. В течение 2 дней наши поиски были тщетны, и нам не удавалось напасть на неприятельские следы. 16 августа, в 1 или 2 часа дня, мы наткнулись на один из наших полков, сражавшийся с австрийцами. В виду значительного превышения сил австрийцев, полк потерпел большие потери, но бой все же продолжался. В это время на помощь нашим спешил один из казачьих полков, который на минуту смял противника. К полку казаков примкнул и я со своей командой разведчиков. Я приказал своей команде обнажить шашки, и мы стремительным карьером кинулись в ряды австрийцев. От сильного и решительного налета казаков австрийские ряды сразу же поредели. В это время навстречу мне попался австрийский офицер с командой нижних чинов человек в 8-9, среди которых был знаменщик со знаменем. Увидавши меня, австрийский офицер, подскакав на лошади, замахнулся обнаженной шашкой, предполагая, как видно, этим ударом снести мне голову, но я в этот момент своей шашкой устроил себе защиту так, что его удар угодил мне по шапке. Пользуясь замешательством офицера, я своим ударом снес ему голову. После этого я стал рубить направо и налево. Убивши еще 3 человек и последнего — знаменщика, который повалился на землю, я забрал его знамя и стал поспешать к своим. По мне австрийцы открыли стрельбу, от которой я и получил рану: австрийская пуля прострелила мне насквозь живот. Проехав после этого еще около 2 верст, я стал терять сознание и свалился с лошади. Что со мной было после этого, и кто меня забрал и доставил в лазарет — не помню. На 2-й день, будучи уже в полевом лазарете, я пришел в сознание и стал припоминать о происшедшем. Ко мне подошел генерал Рузский и сообщил, что я за свой подвиг представлен к следующим наградам: вторично к Георгиевскому кресту 1-й ст., к производству в первый офицерский чин (прапорщик запаса)  и кроме того, к выдаче 500 р. деньгами».

Из полкового лазарета Аввакума Волкова отправили на лечение в Киев, а оттуда, слегка поправившись, он приехал долечиваться к знакомым в Курск. Как сообщил репортерам прапорщик Волков, в октябре он надеялся снова встать в строй. В 1915 году некто А.В.Прохорович опубликовал пространное стихотворение «Песня героя Аввакума Николаевича Волкова», в котором от первого лица рассказывалось о всех подвигах Георгиевского кавалера.

Песня героя Аввакума Николаевича Волкова.

Круглым был сиротой,
Я уж в десять лет!
Но мне путь золотой,
Показал белый свет.

Люди добрые чужие,
Они меня с собой взяли,
И в музыкальную команду,
Меня в ученье отдали.

В военной службе я в драгунах,
Был, конечно, трубачом,
Играл на басе, громких струнах,
В искусстве полном был своем.

Уже два года проходило,
Как я ученье испытал,
Война Китайская открылась,
Я на войну идти желал.

Конечно, был еще малюткой,
Средь храбрых и больших людей,
Но рано я душою чуткой,
Стремился в гром войны сильней.

И вот охотно — добровольцем,
Я с Богом на войну пошел,
Был в компании с Китайцем,
И счастье там себе нашел.

Средь грозных бурь в огне сражений,
Я шел на битву головой,
Я не страшился поражений,
На битве был передовой.

Среди опасных битв героя,
Врагов я много погубил,
Отличался важно в строе,
Орден Георгия получил ( 4-й степени)

Тогда я был еще малюткой,
Мне было тринадцать лет,
Но с пылкою душою чуткой,
Видал войны грозу и свет.

И грудь украшена наградой,
Душа дышит так легко,
И тысячи людских вдруг взглядов,
Чтут героя высоко.

А пылкая душа малютки,
То улыбнется, то вздохнет,
И радостно герой и чутко,
Взгляд похвал в душе примет.

Чего ж не весел ты бываешь,
Иль мало почестей похвал?
И тяжело порой вздыхаешь?
С героем на равне- ль не стал.

Того не весел я бываю,
И тяжело порой вздоху,
Что кровь за всех вас проливаю,
И за всех я вас умру.

Песня о втором геройском подвиге Волкова.
Аввакум Волков в Русско — японской войне просится у своего генерала Самсонова, идти разведчиком к неприятелю. Генерал Самсонов радостно и охотно отпустил Волкова в путь. Волков переодевается в китайское платье и отправляется на разведки.

— 3 —

Русско — японская война,
С Россией вскоре начиналась,
С высот морская как волна,
По всей земле кровь разливалась.

Молодой герой наш Волков,
Идти в разведки вызвался,
Шел в путь опасный один только,
В китайско платье одевался.

Он шел к своим врагам угрюмым,
И вдруг удачно подошел,
Герой отважный храбрый юный,
Чего искал, то он нашел.

Два сильных высмотрел отряда,
Вошел он в город Сеенчек,
Пред ним открылася преграда,
Японцев двадцать человек.

Не долго думая, наш Волков,
Револьвер выхватил под вздох,
Вдруг раздался выстрел громкий.
Герой убил японцев трех.

И началась лихая битва,
Рукопашный длился бой,
Но наш герой с святой молитвой,
Умчался на коне в свой строй

На коне, японском мчался,
Конь был с убитого врага.
К своей он части приближался
Герою жизнь не дорога.

Герою жить, иль умирать
За родину за Русь Святую
Жаждет он награды за честь
За отчизну дорогую

Слышит, кто скачет на коне?
Кто этот всадник молчаливый?
При звездах мчится, при луне
Чей это конь под ним игривый.

— 4 —

Несется, скачет и храпит,
Как вихрь, с ноздрей разносит пламя,
Быстрее лани он летит
В огонь войны с героем знамя.

Это доблестный герой;
В свой полк с разведок возвращался,
При луне ночной порой
С своими радостно встречался.

Вскочив с, коня герой наш Волков
И к Генералу подошел,
Он молвил генералу громко,
В разведках тайну я нашел

Два сильных высмотрел отряда
Я в неприятельских местах
Была зато уж мне преграда,
В двух трех от местности верстах.

Вошел я в город Сеенчек,
Там на разъезд врагов наткнулся,
Было их двадцать человек,
И офицер там оглянулся.

Один лишь с ними я сражался,
Там было некогда зевать,
Но я и там не растерялся,
Во всех их начал я стрелять.

Раздался гром стрельбы нелепой,
Не тронут пулей был одной,
Я трех убил врагов японцев,
Вдруг на коня вскочил стрелой.

И быстро я от них умчался,
Долго гнались они за мной,
Но я от них удрать старался,
Под градом пуль с ними сражался,
Живым вернулся в полк я свой.

И генерал сам Куропаткин,
Тогда героя похвалил,
Повышал героя сладко,
Крестом Георгия наградил. ( 3-й степени)


Песнь о третьем героическом подвиге Волкова.
Как Волков попал к Японцам в плен и был приговорен к расстрелу и как он удрал из плена.

— 5 —

Вот однажды раз случайно,
К Японцам Волков в плен попал,
Был для них он гость желанный,
Попасть чтоб-б пленный к ним кафтан.

Японцы Волкова замкнули,
На ночь в арестный сарай,
Сами крепким сном уснули,
А Волков знай пляши играй,

Приговорен был к смертной казни,
Наш славный и большой герой,
Но он без страха и боязни,
Боролся с силой молодой.

Он и в плену не растерялся,
Он не уснул ночной порой,
Он врагу не покорялся,
Из кармана вынул ножик свой.

Всю ночь он рыл подкоп глубоко,
И рано утренней зарей,
Как спал японец молодой,
Счастливый пленник одиноко,
Подкоп окончил, вырыл свой,
И направлял свой путь далеко.

Вдруг барабанны затрещали,
И раздавался трубный звук,
Войска японския вставали,
Все тревогу подымали,
Проснулся сам Базе-Бузук.

Зазвенел в замке тяжелом,
Воткнутый в нем железный ключ,

— 6 —

К расстрелу пленник был готовый,
Увы! исчез героя-б луч.

Уж слышен звон замка! о казни,
Раздался говор вдруг в дверях,
Велик герой наш без боязни,
Забыл он смерть забыл и страх.

И обвернулся молодецки,
Будто словно он стрелой,
Вмиг нырнул в подкоп он свой,
Выполз из под земли простецки,
Вновь видел свет перед собой,

Перед казнью, среди битвы,
Герой с горячею молитвой,
Себя знаменьем осенил,
И ползком в равне с землею,
Путь преступления он скрыл.

В тайге девять дней скрывался,
Ушедший пленник молодой,
Не ел не пил едва-ль добрался,
В полк дорогой священный свой.

Он разсказал те похожденья,
Как он в плен попал,
Какие были приключенья
И как из плена он удрал,

И генерал его армейский,
Сам героя похвалил,
И за вражий плен геройский,
Крестом Георгия наградил (2-й степени).


Песнь о четвертом геройском подвиге Волкова.
Как во время разведки перед сражением под Мукденом. Волков убил японского часового и взорвал неприятельский пороховой погреб. И как 23 ноября 1904 года в Царском селе Волков был представлен Государю Императору, который лично наградил его знаками святого Георгия 2-й и 1-й степеней.

— 7 —

Перед сраженьем под Мукденом,
Волков разведчиком там был,
Как у врагом был вспомнил пленным,
Зато врагам он больше мстил.

Вот он увидел часового,
Который на часах стоял,
Он смотрел кругом сурово,
И погреб порох охранял.

Волков смело так поспешно,
К нему ближе подошел,
Часовой стоял беспечно,
Когда к нему герой пришел.

Револьвер, выхватив мгновенно,
И часового вдруг убил,
Потом вскоре постепенно,
Пороха устроил взрыв.

— 8 —

И герой в полк возвратился,
Он был призванный к царю,
И лично он к царю явился,
И храбрость рассказал свою.

И царь пожаловал героя,
Орденами наградил,
На войне в опасном бое,
Пять крестов он заслужил.
Святого Георгия ( 2-й и 1-й степеней)
В начальных подвигах ( 4-й и 3-й
и дважды второй степеней)

И так высокая награда,
Все ордена он получил,
Ему лишь выше только надо,
Чтоб офицера заслужил.


Песня о пятом подвиге Аввакума Николаевича Волкова.
Волков в всемирной войне 1914 года.

— 9 —

Только что началась война,
Волков на войну просился,
Оружьем всем вооружился,
Жизнь герою, не страшна.

Герой привык давно сражаться,
На третьей Волков уж войне,
С малых лет он знал вполне,
От врага как отражаться.

Вот наш герой собрался в путь,
Семь рядовых он взял с собой,
И с отважною борьбой,
Шел на врага он грудь, на грудь.

В пути с отрядом повстречался,
Неприятельских драгун,
От страха даже не вздрогнул,
На встречу с ними он сражался.

Было их девять рядовых,
В главе с десятым офицером,
С знаменщиком гренадером,
Врагов остаток полковых.

Герой наш Волков налетел,
На отряд врагов разъезда,
В борьбе лихой была надежда,
Рукопашный бой звенел

Гремела в них, кипела схватка,
Опасный начинался бой,
Шли наши грудью головой,
Шли русской ловкою ухваткой.

Волков доблестный герой,
С офицером сам сражался,
Едва лишь только удержался,
Ударом шашки головой.

Снес голову офицеру,
И убил трех рядовых,
В позицях передовых,
Учинил врагов потери.

— 10 —

Убил знаменщика и знамя,
Неприятельское взял,
И путь в свой полк он направляя,
Но неприятельское пламя.

Неслось за ним под градом пуль,
В такой момент, в лихое время,
Герой не слышит боли бремя,
Хотя был ранен, крови струй.

Разлившимся на нем сочился,
Сквозная пуля пролетела,
В живот геройственнаго тела,
Почуя боль герой крепился.

И вот уж близок полк, герой,
Спешит, несется, знамя держит,
И конь его зубами скрежет;
Прошла гроза, окончен бой.

Волков в полк свой вдруг влетает,
В кругу, товарищей своих,
Бойцов примерных дорогих,
И всем он радость извещает.

Вот знамя я привез друзья,
Исполнил долг я свой присяги,
С врагом дрался до отваги,
Вот только рана мне грозя.

Но я герой! Еще я жив;
И смолк, глаза не закрывая,
Из сил уж он, ослабевая,
Уснул и голову склонил.

Сидел на верном он коне,
Знамя в руках его застыло,
Держал его он крепко и уныло.
Как воин верный на войне.

И генерал к нему, подходит,
С коня сам Волкова он снял,
Рану ему перевязал,
В офицеры производит.

Как сложилась дальнейшая судьба этого героя, увы, не известно — герои Русско-японской и Первой мировой войны оказались не нужны Советской России, и их славные имена надолго были преданы забвению. И очень жаль, что кременчужане не знают и не помнят о таком земляке

Автор: Роман Пацовский по материалам из сети Интернет

Поделитесь в социальных сетях прямо сейчас:
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Flattr the author
Flattr
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on Reddit
Reddit
Share on StumbleUpon
StumbleUpon