Забытый подвиг кременчужанина Печерского

Александр Аронович Печерский (Печёрский; 22 февраля 1909, Кременчуг — 19 января 1990, Ростов-на-Дону) — офицер Красной армии, руководитель единственного успешного восстания в лагере смерти в годы Второй мировой войны

Родился 22 февраля 1909 года в Кременчуге на Украине. Сын адвоката, еврей. В 1915 году вместе с родителями переехал в Ростов-на-Дону. Работал электриком паровозоремонтного завода, закончил университет, руководил художественной самодеятельностью

22 июня 1941 года в первый день Великой Отечественной войны Печерский был призван в армию и принимал участие в военных действиях. В сентябре 1941 года был аттестован на воинское звание техника-интенданта 2 ранга, соответствовавшее воинскому званию командного состава «лейтенант» и служил в должности делопроизводителя 596 КАП 19-й армии. По некоторым данным выносил на себе из окружения раненого командира.

В октябре 1941 года попал в окружение под Вязьмой, был ранен и попал в плен к немцам. В плену переболел тифом, но выжил.

В мае 1942 года пытался бежать из плена с четырьмя другими заключенными. Побег сорвался и беглецов отправили в штрафной лагерь в Борисове, а оттуда — в Минск.

Сначала Печерский оказался в так называемом «Лесном лагере» за городом. Затем во время медицинского осмотра выяснилось еврейское происхождение Печерского. Вместе с другими военнопленными-евреями Печерского посадили в подвал, который называли «еврейский погреб». Там они сидели десять дней в полной темноте.

20 августа 1942 года Печерский был отправлен в минский «рабочий лагерь» СС на улице Широкой в Минске. В этом лагере находилось около пятисот евреев из Минского гетто, а также евреи-военнопленные.

18 сентября 1943 года в составе группы заключённых-евреев Печерский был отправлен в лагерь уничтожения Собибор, куда он прибыл 23 сентября. Там он стал организатором и руководителем восстания заключённых.

«Сколько кругов было в дантовом аду? Кажется, девять. Сколько уже пройдено? Окружение, плен, лагеря в Вязьме, Смоленске, Борисове… И наконец здесь. Что-то будет дальше?» — так описал Печерский после войны свои воспоминания об осени 1943 года, когда его среди других пленных привезли в лагерь Собибор.

Лагерь Собибор был постро.ен на территории Польши по специальному приказу Гиммлера. Сюда свозили евреев со всей оккупированной нацистами Европы. Не для изоляции — для тотального уничтожения. Собибор с его газовыми камерами и крематориями был самой гнусной тайной третьего рейха.

«Я сидел возле барака с Шлеймой Лейтманом, который впоследствии стал моим главным помощником по организации восстания, — позже будет вспоминать Печерский. — Спросил у него, что там горит вдалеке, метрах в пятистах от нас, и что это за неприятный запах палёного во всем лагере. «Не смотри туда, это за.прещено, — ответил он. — Это горят трупы тех, кого привезли сюда раньше»».

А трупов было много, очень. Сам комендант лагеря Вакс любил развлекаться тем, что по утрам строил узников в шеренгу, давал команду «cмирно!», затем клал пистолет на плечо и стрелял. Тем, кто на сантиметр выбивался из строя, пуля сносила голову.

Выжить в Собиборе было почти нереально. Сохранить достоинство, остаться человеком — невозможно в принципе. Но весь лагерь рассказывал в октябре 43-го про смелого русского солдата-богатыря, который в ответ на издевательский приказ охранника под страхом смерти за пять минут выкорчевать из земли кряжистый пень могучими ударами топора разнёс деревяшку в щепки за две минуты! А когда опешивший фашист милостиво кинул «недочеловеку» кусок хлеба, оттолк.нул подачку! Какой же стальной волей нужно было обладать, чтобы в лагере, где от голода люди падали замертво, отказаться от еды…

Голландцы, поляки, чехи, французы — заключённые всех наций и стран почитали после этого за честь пожать руку солдату Сашко.

Но однажды к нему подошли по делу.

— Мы здешнее подполье, готовим побег, — прошептал Печерскому портной Борух. — Вы военный, к тому же смельчак. Будьте нашим командиром.

— Сколько человек планируют уйти в побег? — поинтересовался Печерский.

— Только мы, актив подполья.

— А что будет с теми, кто останется здесь? — спросил Александр. — Если хотите, чтобы я был командиром, то вот моё решение — бежать будем всем лагерем.

Это был невероятно дерз.кий план, почти самоубийственный. Но только он давал шанс остаться в живых.

Расчётливые немцы устроили в лагере нечто вроде шикарного ателье. Лучшие европейские портные из числа заключённых шили им мундиры. На этом и основывался план Печерского: под предлогом примерки заманить лагерное начальство в барак, передушить, перерезать связь, а затем кинуться на охранников.

14 октября 1943 года узники лагеря смерти подняли восстание. Согласно плану Печерского, заключённые должны были тайно, поодиночке ликвидировать персонал лагеря, а затем, завладев оружием, находившемся на складе лагеря, перебить охрану. План удался лишь частично — восставшие смогли убить 12 эсэсовцев из персонала лагеря и 38 охранников-коллаборационистов, но завладеть оружейным складом не удалось. Охрана открыла огонь по заключённым и они вынуждены были прорываться из лагеря через минные поля. Им удалось смять охрану и уйти в лес.

По следам бежавших уже неслись поднятые по тревоге «Мессершмитты». Узнав, что тайна «лагерей перевоспитания» раскрыта, Гиммлер бросил на розыски авиацию! Когда выяснилось, что беглецы смогли не только уцелеть, но и добраться до партизанского отряда, глава СС принял решение: Собибор, как улику преступлений нацистского режима, уничтожить. Лагерь сровняли с землёй, засадив территорию картошкой.

Из почти 550 заключенных рабочего лагеря 130 не приняли участие в восстании (остались в лагере), около 80 погибли при побеге, ещё 170 были пойманы немцами в ходе широкомасштабных поисков. Все оставшиеся в лагере и пойманные после побега были убиты немцами.

До конца войны дожили лишь 53 участника восстания.

Восемь евреев из числа бывших советских военнопленных Печерский привел в Белоруссию, где они вступили в партизанские отряды. 22 октября 1943 года Александр Печерский с несколькими товарищами вступил в партизанский отряд, где воевал подрывником, пока советские войска не освободили Белоруссию. После воссоединения с красноармейскими частями Печерского арестовали и отправили в штурмовой стрелковый батальон — разновидность штрафбата.

Командир батальона майор Андреев был настолько потрясён рассказом Печерского о Собиборе, что вопреки запрету покидать территорию штурмового стрелкового батальона разрешил Печерскому поехать в Москву, в «Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников».

В комиссии рассказ Печёрского выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, которые на его основе опубликовали очерк «Восстание в Собиборе». После войны очерк вошел во всемирно известный сборник «Чёрная книга». Сборник был запрещен цензурой к изданию в СССР в 1947 году и по состоянию на конец 2008 года не издан в России.

Воюя в рядах 15-го штурмового батальона в составе 1-го Прибалтийского фронта, Печерский получил звание капитана, при наступлении на город Бауцк 20 августа 1944 года был ранен в бедро осколком мины и получил инвалидность. За проявленную в бою храбрость был награжден медалью «За боевые заслуги». В подмосковном госпитале Печерский познакомился со своей будущей женой Ольгой Котовой.

После окончания войны Александр Печерский вернулся в Ростов-на-Дону, где жил перед войной. Работал администратором в Театре музыкальной комедии. В 1948 году во время политической кампании преследования так называемых «безродных космополитов» Печерский потерял работу. После этого он пять лет не мог устроиться и жил на иждивении жены. После смерти Сталина Печерский смог устроиться на работу на машиностроительный завод Ростсельмаш.

По другим данным, до 1955 года Печерский жил в Москве, где работал директором кинотеатра, затем переехал в Ростов-на-Дону.

В 1963 году Александр Печерский выступил свидетелем обвинения на процессе одиннадцати охранников лагеря Собибор.

Александр Аронович Печерский умер 19 января 1990 года и похоронен на Северном кладбище Ростова-на-Дону.